Статьи
На Патриарших прудах откроется pop up store бренда Norsoyan в поддержку лечения дизайнера Людмилы Норсоян С 17 по 20 мая в Челябинске пройдет выставка «Уральская неделя моды и легкой промышленности» Рейтинг@Mail.ru

Новые реалии рынка — шикарные...

23.05.2016

2016 год в России может стать переломным для Fashion Retail. Тенденции, прогнозы, анализ возможных рисков и изменений в предпочтениях потребителей — все это обсудили представители крупнейших компаний рынка 21 апреля 2016 года в рамках первой отраслевой конференции Fashion Retail 2016, проведенной мультимедийным холдингом РБК.

Участниками круглого стола, где обсуждались антикризисные меры и лучшие практики, стали: Рубен Арутюнян, президент Henderson; Эдуард Остроброд, вице-президент Sela; Наталья Кондрашина, коммерческий директор Finn Flare; Евгений Щепелин, CEO LLC eSolutions, генеральный директор eSolutions; Андрей Павлов, президент розничной сети Zenden; Яна Недзвецкая, основатель и креативный директор LO wear & accessories; Дмитрий Тимуршин, генеральный директор Freedom Team.

Новые реалии рынка, по признанию Андрея Павлова из Zenden, — шикарные. Потому что, если вспомнить 2012–2013 годы, начало 14-го — рынок шел в тупик. Аренда росла безумными темпами, зарплаты росли безумными темпами. Поэтому кризис нам на руку.

Сейчас многие кивают на плохую статистику, но, полагает эксперт, статистика в своей массе — полный блеф. 12% падения рынка обуви, смотрим таможенную статистику — падение 42%. Но на деле обуви полно. Откуда она берется? В частности, из Турции. Но кризис поставил все на свои места. «Нам, как белой компании, это дает сейчас плюсы. Мы с удовольствием развиваемся, с удовольствием наращиваемся и в деньгах повышаем свои продажи. Более того: в Крыму мы заложили первый камень в свою обувную фабрику. Проблем нет, никаких. Слава богу, одни возможности».

«У нас, конечно, есть проблемы, — признает глава Henderson Рубен Арутюнян. — Мы их решаем за счет того, что у нас многолетний опыт сотрудничества с нашими поставщиками, договариваемся с банками. И единственное, что мы себе позволяем — это не поднимать цены, чтобы остаться доступным покупателям». Чем дороже продукция, тем сложней эту продукцию реализовывать, объясняет Арутюнян. За прошлый год компания открыла около десяти магазинов. Но происходят и качественные изменения, то есть Henderson открывает новые магазины большего формата. Предстоит углубление коллекции, увеличение площади магазина, чтобы получить более адекватный ответ на квадратный метр и дать больший выбор покупателям.

По мнению Рубена Арутюняна, банки очень плохо относятся к ритейлерам. Зачастую из-за ритейлеров у кредитных организаций возникают убытки в миллиарды рублей и требование акционеров — просто не кредитовать ритейлеров. Они не вникают, кто эти убытки создал, они просто перестали кредитовать. Сложно находить финансирование, возможно под какие-то там высокие залоги. Сегодня ритейл не в той ситуации, когда банкам нравится сегмент, который падает с 7% годовых на 10%, и они очень осторожны в своих действиях.

Президент компании Henderson считает, что независимо от размера бизнеса, должна быть своя миссия и культура, и людей компаниям надо искать под эту миссию и культуру. «У нас огромный культурный класс существует в стране, и в России, и в сопредельных государствах, надо это ценить и развивать. Также надо понимать, что наша страна последние 20 лет переживает огромные изменения, она меняется. И у нас были совсем другие вопросы, когда мы начинали бизнес, денежных средств не было, но были возможности. Сейчас рынок очень насыщенный, и выживать будет бизнес компаний, в которых, на мой взгляд, налажены и бизнес-процессы, и борьба за покупателей».

Яна Недзвецкая (бренд Lo) видит перспективы в сегменте e-commerce. «Я усилила команду, набрала хороших ребят, очень умных, сама, в первую очередь, обучилась. С тех пор, когда я сама в этом стала разбираться, поняла, что за этим будущее, и иду именно по этому пути. Это очень хороший маркетинг, события плюс интернет-магазины».

По признанию Дмитрия Тимуршина из Freedom Team, сегодня востребованная ниша — это российские дизайнеры, магазины российских дизайнеров. Причем эта востребованность видна по всей России. В этой ситуации очень перспективным выглядит взаимодействие с интернет-сообществами. Примером можно считать проекты в торговом комплексе «Галерея» Санкт-Петербурга. Москва — это универмаг «Цветной». У большинства дизайнеров есть своя целевая аудитория, мы с ней работаем.

Мы объединяем лидеров мнения в общий магазин под брендом Freedom Team и получается общий охват около трех миллионов человек. Ниша очень сложная и очень востребованная. С одной стороны, покупатели уже готовы покупать сделанное в России. С другой, получается максимальное удовлетворение потребности, потому что ваши друзья намного лучше знают, чем любая корпорация, что вам нужно. В третьих — это своеобразная борьба против корпораций. Люди готовы покупать у человека, а не у корпорации.

Сейчас есть интересные моменты, и их можно использовать, соглашается Сергей Викулин из Raschini. Смысл заключается в том, что избирательность покупок, которые делают самые взыскательные и претенциозные клиенты, уходит в сторону, с одной стороны — качества, с другой — уникальности. Поэтому одним из самых важных факторов является концентрация на уникальном продукте. То есть то, что дает тебе возможность, во-первых, очень четко сохранить свою маржинальность, то есть поработать с ценой. Если продукт уникален, ты можешь ставить любую цену. Очень важно сохранить, даже вплоть до того — не сохранить, а усилить качество.

Это для нас, пожалуй, является самоограничением, потому что глобализация, оптимизация издержек, очень жесткая политика экономии приводят к печальным последствиям на уровне производств. Людей, которые сохранили способность что-то делать руками на высоком уровне, с каждым годом становится все меньше и меньше. И в некоторых сегментах фактически их число упало до нуля. Если раньше в Италии было 300 мануфактур, которые шили костюмы, то сейчас их осталось 50. Это действительно большая проблема. «Выходом из нее мы для себя определили то, что часть производства в ближайшее время мы будем переносить в Россию», — рассказывает Сергей Викулин.

Следующее очень важное ограничение — очень низкая степень развития компетенции персонала. Российских экспертов, к сожалению, если брать люксовый сегмент, которые умеют хорошо одеваться и одевать, можно по пальцам пересчитать. И еще одна важная вещь, которую показал кризис — это, практически, большая слабость бизнес-процесса. Бизнес мало формализован, но это является одним из основополагающих факторов прозрачности, которая дает определенную степень предсказуемости, уверенности и, как следствие, позволяет выстраивать в долгосрочной перспективе достаточно глубокие и качественные проекты. Этого в России нет. До тех пор, пока эти условия игры не будут определены, мы будем находиться в достаточно сложной ситуации, которая не предусматривает качественной работы.

Самый большой болезненный тренд для игроков этого рынка — сокращение покупательской способности, говорит генеральный директор EMTG Екатерина Сойак. И это касается, в том числе, франчайзинга. Второй тренд — понимание того, что освобождается очень много интересных мест в торговых центрах, о которых раньше даже нельзя было задумываться. Третий тренд, о котором совершенно четко и правильно сказал Рубен Арутюнян, — это отсутствие денег даже у крупных игроков рынка, сетевиков. Потому что банки, которые привыкли кредитовать ту или иную компанию, крупного сетевика, сейчас закручивают гайки. А дальше уже каждая компания для себя выбирает, как двигаться.

Что касается франчайзинга, то за последнее время количество игроков из фешн-сегмента, идущих в сторону франчайзинга, сократилось. Был период, когда в России все росло как на дрожжах, в розничном сегменте появлялось все больше новых игроков, компании увеличивали, наращивали сети, франшизы продавались как горячие пирожки. К примеру, было модным и покупать франшизы жене, дочке, детям и т.д. Иметь модный магазин у себя в каком-то регионе — это было круто.

Первая волна схлопывания этой эйфории была в 2009 году, потому что некачественные франчайзи, которые не смогли вовремя сориентироваться в кризисный период, были закрыты. Более того, это касается и франчайзинга, потому что, в принципе создания франчайзингового направления, эта штука дорогая, очень серьезная, ею надо заниматься.

Сейчас крупные сетевые компании, которые хотят воспользоваться возможностью выходить в регионы, продолжают продавать франшизу, но параллельно закрывают крупные города-миллионники. Также надо понимать, что в нашей российской действительности история франшизы отличается от того, что происходит в классическом понимании. Она скорее базируется на отношениях оптовик-продавец, и в России лишь немногие компании действительно выстроили у себя внутри бизнес-процессы, имеющие отношение к франчайзингу.

Что касается арендодателей, то, рассказывает Екатерина Сойак, «я, наверное, не слышала ни одного еще случая, когда крупные торговые центры не пошли на уступки магазину». Потому что торговые центры понимают, что потеряв одного арендатора, они рискуют простаивать длительный период времени. Более того, они достаточно долго оставляют условия аренда неизменными. Это тоже положительная история.

«Мы помогаем молодому фешн-ритейлу», — рассказал генеральный директор компании eSolutions Евгений Щепелин. Как отмечает эксперт, международные компании достаточно сильно сейчас раскачивают рынок. При этом посчитать тех российских игроков, кто есть в онлайне, можно по пальцам. У нас полностью отсутствует средний класс, средний плюс, премиум в онлайне как таковом. В сегменте, признает Евгений Щепелин, нет объемов, денег и нет самого главного — инфраструктуры по всему миру и логистики.

Масс-маркет хорошо себя чувствует, рост числа клиентов показывает, что это действительно канал, в который нужно инвестировать. «Но опять же основные проблемы с персоналом, его просто нет. Если вы сейчас попробуете найти директора, который докажет, что он выведет компанию в плюс, я хочу на этого человека посмотреть. Очень много подводных камней, абсолютно другой мир», — отмечает генеральный директор eSolutions.

Если говорить про онлайн ритейл в целом, то объем рынка составляет 650 миллиардов рублей. И примерно 30% от 650 млрд рублей — это фешн. При этом в России порядка 20 миллионов человек не имеют доступа к интернету — это из 96 млн активных пользователей 18–64 лет. Большая часть людей научились пользоваться Ali-express буквально в последний год. «Это наши будущие с вами покупатели», — заключает Евгений Щепелин.

Просмотров: 5278
«« Предыдущая Все статьи 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 »» 15 Следующая »»
© RIA Moda 2010-2017 Подписаться на RSS        О проекте / Контакты / Карта сайта / О сайте