Статьи
+7 965 357 95 50
info@riamoda.ru
Международная выставка «Индустрия моды» пройдет 15-18 октября 2020 года в Санкт-Петербурге Max Morgan Рейтинг@Mail.ru

Господдержка легпрома: как это работает

2020-02-03 23:38:05

В рамках деловой программы первого дня выставки Sport Casual Moscow прошел круглый стол «Меры государственной поддержки для предприятий легкой промышленности».

Модератором мероприятия выступил руководитель консалтингового агентства «LT Consulting» Андрей Чураев, а основными спикерами - партнер НЭО Центр Инна Гольфанд и руководитель информационно-аналитического центра ОАО «ИНПЦ ТЛП» Елена Рухлова. В ходе круглого стола речь шла о видах мер государственной поддержки у нас в стране и условиях получения господдержки предприятиями легпрома, а также о том, как эти меры соотносятся с мерами поддержки стран-участниц ВТО и перспективах развития госрегулирования с учетом членства России в ВТО.

Круглый стол «Меры государственной поддержки для предприятий легкой промышленности». Фотография Натальи Бухониной, предоставлена организаторами выставки Sport Casual Moscow

Тема господдержки всегда вызывает бурную дискуссию профессионального сообщества. В основном, негативного плана. Потому что, во-первых, ее не все могут получить, во-вторых, на всех этапах получения бизнес сталкивается с таким противодействием нашей бюрократической машины, что большинство предпочитает не связываться и искать иные решения своих проблем. Как отметил Андрей Чураев: «На самом деле, чем больше погружаешься в эту тему, тем больше возникает вопросов. Сейчас в России существует 36 федеральных ведомств, которые занимаются поддержкой предпринимательства. Территориальных институтов порядка 700. Для того чтобы бедному оператору легкой промышленности понять, как это работает, во-первых, наверное, требуется экономическое образование. Во-вторых, время, которое он потратит на изучение предложений. У человека, который работает в малом бизнесе, его нет. Но, если спросите меня, надо или не надо этим заниматься, то, конечно, надо».

Инна Гольфанд, имеющая практический опыт консалтинга «Мануфактур Боско», господдержка которых составила порядка 140 млн. рублей, сделала краткий обзор существующих в настоящее время мер. Это меры Минпромторга; специальные инвестиционные контракты; специальные зоны, в которых можно работать и которые предоставляют специализированные льготы; поддержка экспорта; региональная поддержка; возможности льготного финансирования - как субсидированные программы, так и от ВЭБ; фонд развития промышленности. Сегодня есть три основных направления, которые поддерживает государство. Первое – это запуск новых инвестиционных проектов (для этого есть различные льготные займы, субсидии); второе – повышение производительности труда; третье – поддерживается экспорт.

Инна Гольфанд, партнер «НЭО Центр». Фотография Натальи Бухониной, предоставлена организаторами выставки Sport Casual Moscow

Есть ряд инструментов. Первое – это субсидии Минпромторга, выпущены соответствующие постановления. Суть Постановления № 191 от 23.02.2019 - это субсидирование процентной ставки в размере 4,5% для предприятий, которые планируют направлять свою продукцию на экспорт. Основная задача – увеличение объема экспорта от года к году. Еще два постановления, которые есть в Минпромторге, касаются затрат на НИОКР (N 1312) и выпуска пилотных партий (N 634). Второе - это специальный инвестиционный контракт СПИК 2.0, соглашение между промышленным инвестором и государством, в котором фиксируются обязательства инвестора освоить производство промышленной продукции в предусмотренный срок и гарантии стабильности налоговых и регуляторных условий, а также меры государственной поддержки. СПИК дает серьезные налоговые льготы и упрощенный доступ к госзаказу. Но и здесь пока все, как всегда: раньше были просто СПИКи, и они работали, а теперь есть СПИК 2.0, который пока не работает. Ожидаемые подзаконные акты обещали выпустить в конце прошлого года, но их до сих пор нет. Третий большой блок – Фонд развития промышленности. Здесь много различных программ, которые касаются и инвестиционных проектов, в частности, проектов развития (до 500 млн. рублей). Есть программы, касающиеся повышения производительности труда, цифровизации, лизинга, а также льготные займы, которые выгоднее, чем деньги на рыночных условиях от банков. Четвертое – Корпорация МСП, которая предоставляет независимые гарантии, льготное кредитование и лизинг для субъектов малого и среднего предпринимательства. Кроме того, можно привлечь гарантию корпорации МСП, если нет достаточного залога, которая позволит с минимальным залогом или вообще без него взять кредит в банке. Четвертое – это Российский экспортный центр (РЭЦ), который занимается кредитно-гарантийной и страховой поддержкой экспорта, субсидированием расходов на транспортировку высокотехнологичной продукции, на участие в выставочных мероприятиях, на сертификацию и патентование. Есть также Особые экономические зоны (ОЭЗ), их девять на территории России, и они ориентированы на развитие промышленности. Кроме них есть еще ТОСЭРы - Территории опережающего социально-экономического развития. У них разные виды льгот, но и те, и другие дают большое преимущество инвесторам, которые реализуют инвестиционные проекты на этой территории. Это наличие инфраструктуры, налоговые льготы и свободная таможенная зона. Существует еще Фабрика проектного финансирования ВЭБ. РФ - механизм проектного финансирования инвестиционных проектов в приоритетных секторах российской экономики, предусматривающий предоставление денежных средств заемщикам на основании договоров синдицированного кредита (займа), реализуемых с применением мер государственной поддержки и способствующих увеличению объемов кредитования организаций, реализующих инвестиционные проекты. Но это касается только крупных проектов – от 3 млрд. рублей. Есть также много региональных льгот, и они разные, в зависимости от региона, области и администрации.

Ясно, что разобраться в этом многообразии сложно, поэтому хорошо, что существуют такие компании, как АО «НЭО Центр», который поможет выбрать меры господдержки, подготовить пакет документов, иногда даже переформатировать проект, чтобы получить больше мер. Это прекрасно, но участники дискуссии обозначили одну общую проблему: в основном, предприятия легпрома – это средний и малый бизнес, а все вышеуказанные меры заточены под таких гигантов, как «Мануфактуры Боско». Как быть с тем, что с вами не разговаривают, если ваш кредит не 300 млн. рублей? Инна Гольфанд ответила, что, конечно, и банкам, и консультантам удобнее работать с большими бюджетами, однако есть минимальные программы - лизинговые, субсидии МСП, программы ФСП – которые рассчитаны на бюджет в 5 млн. Меньше пока нет, хотя все понимают, что в легкой промышленности пока больше именно маленьких проектов. Но и гиганты натыкаются на ту же стену.

Андрей Чураев: «На практике, действительно, есть проблемы. Несмотря на то, что у нас был очень высокий административный ресурс, мы не смогли зарегистрироваться в МСП, нас налоговая просто не зарегистрировала и все. На вопрос: «Почему?» - нам просто не ответили, хотя все банки и аудиторские компании считают, что мы подпадаем под программу МСП. И я дошел до руководителя областного налогового ведомства, но к тому моменту мы наш вопрос уже решили по-другому». Увы, бюрократическая система сводит на нет все хорошие меры и виды помощи, и «по-другому», хочет он того или нет, вынужден пока поступать средний и малый бизнес, у которого меньше и административных ресурсов, и финансов.

Андрей Чураев, LT Consulting. Фотография Натальи Бухониной, предоставлена организаторами выставки Sport Casual Moscow

Но, как оказывается, помимо в чистом виде местных, национальных барьеров, мешающих развитию мер господдержки, есть еще и глобальные международные. О том, какие меры поддержки существуют в мировой практике, и как, исходя из условий мировых мер поддержки, будут развиваться или нет российские, рассказала Елена Рухлова. Россия, вступив в ВТО, действует в жестких рамках, которые определяют, что она может использовать, а что – нет. Мы вступили в ВТО поздно и не смогли получить тех мер поддержки, которые получили страны, вступившие в самом начале, например, Индия или Китай. Мы присоединились к ВТО как развитая страна, в то время как Китай и Индия до сих пор относятся к категории развивающихся стран, и у них больше возможностей применять меры поддержки. Естественно, они хотят сохранить за собой этот статус.

Соглашение ВТО по субсидиям и компенсационным мерам (ССКМ) определяет ту сферу, где у России есть правовое пространство. В рамках наших обязательств по ВТО мы не можем субсидировать конкретные меры. Любые субсидии – отраслевые, предприятий, регионов – запрещены, если они ориентированы на увеличение объемов экспорта или на преференции отечественного производителя. Именно поэтому сейчас все субсидии носят общий характер, не отраслевой, что негативно сказывается именно на легпроме, доля которого ничтожно мала в общем объеме. Другие страны оперируют в таких же условиях, но у них есть лазейка - в Договоренности ОЭСР об экспортном кредитовании с государственной поддержкой (ДОЭК). Россия не входит в ОЭСР, но мы декларируем, что Россия придерживается этих правил, и то, что сейчас делает Внешэкономбанк – это калька с правил ОЭСР, но с небольшими различиями. Еще проблема России заключается в том, что у нас нет правового опыта выигрывания дел или отстаивания своих позиций. В то время как Индия, к примеру, благодаря вовремя поданной апелляции, благополучно до сих пор в ВТО считается развивающейся страной с доходом на душу населения менее 1000 долларов (хотя это давно не так) и имеет право на практически безграничную поддержку экспорта.

Меры тарифного регулирования сейчас уступают место мерам нетарифного регулирования. Это общемировая тенденция. С 2015 по 2019 годы количество таких мер выросло на 49%. Основной объем роста приходится на блок технических барьеров в торговле. Именно за счет этих механизмов страны пытаются в ВТО защищать свои национальные интересы. Мы же по-прежнему недостаточно активно действуем в рамках международного правового поля. В разделе стимулирования экспорта для азиатского региона, например, мер господдержки гораздо больше, чем в России. Речь идет о все тех же налоговых льготах и банковских гарантиях, но, что важно, этими мерами могут пользоваться предприятия легкой промышленности, тогда как у нас это глобально – все отрасли.

По мнению Елены Рухловой, перспективы у России по развитию мер господдержки есть, несмотря на ограничения ВТО. Это касается КППК, стимулирования спроса, НИОКР, экологии производства. На законодательном уровне меры по созданию спроса на продукцию легкой промышленности не исчерпаны. Возможно расширение номенклатуры продукции легкой промышленности при госзакупках (запрет на допуск товаров из иностранных государств), стимулирование увеличения доли закупок продукции легкой промышленности отечественных производителей государственными и муниципальными заказчиками. Есть потенциал у тарифного регулирования: выделение товарных кодов до 10 знаков с целью более тонкого регулирования; повышение ставок ввозных таможенных пошлин для отдельных номенклатур продукции легкой промышленности; снижение пошлин при импорте сырья, не производящегося в России. В рамках КППК возможно адресное субсидирование НИОКР и природоохранных инициатив. Также имеет потенциал рост нетарифного регулирования.

Елена Рухлова, «ИНПЦ ТЛП». Фотография Натальи Бухониной, предоставлена организаторами выставки Sport Casual Moscow

Экспортное кредитование, с точки зрения спикера, – один из действенных механизмов который может быть использован с учетом уже имеющейся международной практики. Но у нас оно слабое. Универсальные меры поддержки в ряде случаев не работают для отрасли легкой промышленности, в частности, в связи с небольшим объемом экспорта, преимущественно финансируются крупные проекты, легкая промышленность не включена в приоритетные направления инвестиционной деятельности Внешэкономбанка, для предприятий легкой промышленности доступны преимущественно коммерческие продукты. К примеру, есть продукт Внешэкономбанка и АО «ЭКСАР» по предоставлению экспортного кредита (или кредитной линии) и его страхованию для финансирования приобретения иностранными покупателями продукции российского производства, но данная мера распространяется на экспортные контракты, сумма которых составляет не менее 2 млн. долларов США, что делает ее практически недоступной для предприятий легкой промышленности. Поэтому, по мнению Елены Рухловой, необходим пересмотр условий государственной поддержки экспорта в части расширения возможностей для предприятий легкой промышленности, а также в целом для МСП: создание новых финансовых продуктов и обеспечение их доступности для предприятий легкой промышленности; увеличение объемов предоставляемых финансовых ресурсов; создание условий, позволяющих облегчить процедуру доступа к финансовым ресурсам для экспортеров; обеспечение комфортных условий и свободного доступа компаний к существующим мерам поддержки; расширение перечня продукции, подпадающей под госгарантии.

Да, путь предстоит нелегкий. Как прокомментировал, Андрей Чураев, «изначальные макроэкономические условия у нас тяжелее, чем в том же Китае, и задача повышать эффективность требует от нас гораздо больше знаний, умений, автоматизации». Легпром остро нуждается в поддержке. Вопрос о мерах господдержки в легкой промышленности требует активного обсуждения и участия заинтересованных операторов, чтобы белых пятен на дорожной карте стало все-таки меньше.

Фотографии Натальи Бухониной, предоставлены организаторами выставки Sport Casual Moscow.

«« Предыдущая Все статьи 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 »» 20 Следующая »»
© RIA Moda 2010-2020 Подписаться на RSS        О проекте / Контакты / Карта сайта / О сайте