Статьи
Выставка Techtextil Russia пройдет с 20 по 23 марта 2018 года Рейтинг@Mail.ru
Выставка-презентация спортивной, повседневной и туристической одежды, обуви, аксессуаров и оборудования Sport Casual Moscow пройдет 22 - 24 января 2018 года

Надежда Бибикова: у нас есть одна только площадка — «Мода России», которую надо поддерживать, развивать и придавать ей новый смысл и значение

18.02.2014

В преддверие конкурса «Мода России» корреспондент «РИА Мода» побеседовал с дизайнером Надеждой Бибиковой.

— Вот уже несколько раз мы видели Вас и ваши коллекции на «Моде России». Можно ли сказать несколько слов о прошедшем периоде, у вас какие-то такие решительные изменения произошли?

— Можно сказать, что мы на данный момент до сих пор находимся на стадии изменений. Компании 20 лет, и на протяжении всего этого времени мы занимались только верхней одеждой, то есть зимний и осенне-весенний ассортимент. С 2011 года мы, помимо привычного направления масс-маркет, в котором работали 20 лет, начинаем входить в сегмент bridge, начинаем демонстрировать дизайнерские коллекции, коллекции pret-a-porter. С 2013г мы начинаем полностью уходить из масс-маркета, сосредоточиваясь и продвигая ассортимент уровня «средний плюс».

— Но все время это был детский ассортимент, с самого начала?

— Все время — детский ассортимент, по взрослому ассортименту мы вообще не работали никогда. У нас есть эксклюзивные взрослые заказчики — для них мы создаем персональный family look, но это в основном единичные случаи.

С 2011 года мы начали запускать новую линейку и участвовать в показах и профессиональных конкурсах, демонстрируя коллекции total look.

— А когда Вы пошли на подиум — это была «Мода России», еще какие-то конкурсы?

— Наш первый показ был у Вячеслава Михайловича Зайцева на конкурсе промышленных коллекций одежды «Русский стиль» в 2011 году. Там мы получили свою первую высшую награду — золотую медаль I степени. Потом уже были «Мода России», конкурс им. Надежды Ламановой, «Дефиле на Неве»…

— А Вы удовлетворены таким способом продвижения своего бренда: ведь это совсем другой формат — раньше стенд, а теперь показ?

— Ну, по-другому, я думаю, представить эти коллекции невозможно. Подиум — это ведь совсем другая атмосфера, там представляются не отдельно вещи, а весь образ в целом. Складывается полное впечатление о коллекции, видна сочетаемость моделей.

— Когда Вы прошли этот этап, то есть позиционировались по-новому, стали участвовать в показах, вы пришли к выводу, что нужно что-то менять…

— Нет, на самом деле было немного не так. Все-таки в основе всех преобразований были маркетинговые исследования, была прописана маркетинговая стратегия. Поэтому мы выходили именно через показы, капсульно в категорию средний плюс, когда еще никто про это не говорил. Это сейчас уже пришло понимание, что надо занимать этот уровень, дальше он будет востребован. Сейчас мы расширили свою маркетинговую стратегию, но все равно работаем в той же нише — средний плюс, нацеливаясь на премиум. На премиум мы будем все-таки стараться выходить, хотя, по сути, у нас и сейчас премиум, но мы держим другую цену.

Еще была проведена титаническая работа по снижению себестоимости продукта, я ездила несколько раз в Италию, изучала производство, как сделать раскладку, чтобы можно было получить достойную себестоимость и возможность конкурировать с другими.

— А система распространения и дистрибьюторства как-то изменилась в результате репозиционирования?

— Этот год у нас был годом кардинальных перемен. В легкой промышленности происходит спад. И летом 2013 года мы решили закрыть все свои старые контракты.

— Болезненный был процесс?

— Он был, естественно, отрицательный по балансу, по финансовому результату, но все равно мы пошли на это, закрыли все контракты и ушли на новые контрактные отношения с другим сегментом, в другую нишу.

— Партнеры сменились полностью?

— Да, произошла смена сегмента. Более того, поменялся состав менеджмента, что тоже очень важно, потому что люди, работая в сегменте масс-маркета, просто не могли перестроиться и общаться с клиентами так, чтобы предложить новый ассортимент. У нас остался базовый костяк нашего производства — это конструктор, технолог, швеи, проработчицы, потому что качество всегда было превосходное. Но менеджмент мы изменили полностью.

— То есть организационные изменения произошли внутри компании?

— Да, конечно, без этого никак. Это был болезненный, но необходимый шаг.

— А что еще изменилось?

— У нас появился отдел развития, менеджеры по пиару появились. Процесс репозиционирования крайне трудный и длительный. Сейчас мы как раз входим на тот уровень, где нужна узнаваемость нашего продукта, где мы предлагаем не просто одежду — мы предлагаем определенный статус. Появились люди, целый новый отдел, которого у нас раньше вообще не было. Появился, соответственно, директор по развитию.

— А как давно произошли такие серьезные изменения?

— Самые кардинальные изменения мы закончили в августе 2013 года. Весь переходный период пришелся на июнь, июль, август.

— Вы сознательно пошли на это все в летнем периоде?

— Да, потому что у нас, как у промышленников, как раз отдых в легкой промышленности — июнь, июль, и они были для сторонних покупателей, потребителей менее заметны, менее болезненны.

— И за эти два месяца, когда совершились радикальные изменения, появилось какое-то новое качество в работе компании или еще рано об этом говорить?

— Ну, я считаю, что появилось. Например, мы заключили несколько новых контрактов. Конечно, тут совсем другой уровень и более требовательный покупатель, но мы тут же видим отзывы: понравилось, не понравилось.

— А что это за новации — Дом Colibri, что это такое?

— Дом Colibri — элитный закрытый клуб для обожаемых детей преуспевающих родителей.

Основная идея Дома Colibri — культурно-эстетическое воспитание для ребенка. На занятиях в Доме ребята изучают актерское мастерство и ритмопластику, мастерство дефиле и дизайнерское искусство, посещают творческие мастер-классы, музеи, занятия по этикету, знакомятся с родным городом и окружающим миром.

Главное в Доме Colibri — это развитие способностей и талантов ребенка вкупе с культурно-эстетическим воспитанием.

Все занятия тщательно продуманы и спланированы, дети из Дома Colibri ходят на уникальные мастер-классы. ДНК бренда Colibri — возрождение традиции, поэтому все наши занятия так или иначе связаны с русскими традициями — будь то поход на мастер-класс по созданию кукол из лыка или в Юсуповский дворец, где дети знакомятся с княжеским бытом или же проведение «семейных вечеров».

— А что это за «семейные вечера»?

— Русская культура патриархальна, семья всегда ставилась во главу угла. Было принято по крупным праздникам собираться семьями, приглашать друзей. Все проводили время вместе — и взрослые, и дети. Такие традиции и лежат в основе наших «семейных вечеров» — собираются члены Дома Colibri, друзья Дома, запланирована какая-то программа… Основная идея — совместное времяпрепровождение, когда взрослым интересно с детьми, а детям интересно со взрослыми.

– Каковы ваши ближайшие планы?

— На сегодняшний день, пришло, наверное, то время, когда мы бы хотели все-таки сделать это мероприятие коммерческим, до сих пор он было лишь инвестиционное.

— Мероприятие — вы имеете в виду показы?

— Я имею в виду открытие среднего уровня, средний плюс премиум. Оно требовало дополнительных затрат, естественно, дополнительных вложений. Я имею в виду не только денежные вложения, но и силы всего коллектива, потому что всем приходилось работать дополнительно. В прошлом году мы создали шесть коллекций дополнительно к тому, что произвели в оптовом порядке. Это титанический труд всего производства, коллектива. Поэтому хотелось бы теперь все это запустить в программу бизнеса на коммерческую ступень, чтобы про нас узнавали.

Ну, и хочется еще свозить детей в Милан в нашей одежде. Это следующий этап — как раз уровень премиум, он и подразумевает выведение бренда на европейские рынки. Поэтому у нас это запланировано с 2014 года, ну посмотрим, что получится.

— В ближайший сезон пойдете опять на «Моду России»?

— Да, на «Моду России» пойдем обязательно.

Почему эту площадку выбираете?

На «Моду России», я считаю, надо ходить. Потому что я, как российский производитель, уверена, что у нас есть только одна профессиональная площадка — «Мода России», которую надо поддерживать, развивать и придавать ей новый смысл и значение. Именно через эту площадку можно формировать вкус потребителя, давать ему понять, что российские марки носить престижно, формировать новое отношение к российской моде, показывая, что мы можем предложить. Чтобы люди понимали, что есть производители, которые стараются что-то сделать другое, и это нужно обязательно показывать. Иначе наш потребитель — мама с папой — просто не будут этого знать. Они будут считать, что есть одежда только, например, Dolce & Gabbana. «Мода России» — уникальная возможность получить профессиональную оценку от экспертов моды в режиме реального времени и, к тому же, повлиять на формирование потребительского вкуса.

— Когда у вас был масс-маркет, вы все сами отшивали? Вы не пользовались китайскими фабриками?

— У нас был такой опыт. Но на самом деле в масс-маркете себестоимость настолько хороша на сегодняшний день, что в принципе с доставкой из Китая получается чуть-чуть дороже, чем мы отшиваем сами. Тут, наверное, проблема даже не в себестоимости, не в цене, а в лени нашей российской, потому что, например, фурнитуру приходится искать самой. Если ты приезжаешь в Китай, там удобно, ты пришел на фабрику, и они тебе все подберут. А тут ты вынужден самостоятельно все это делать, это трудозатратно, и даже деньгами не измеришь. Нужно желание, чтобы вот этим заниматься. Но у нас сейчас тоже появляются такие производители, не в России, но в Молдове, в Узбекистане что-то подобное, турки присоединяются.

— А когда вы начали эти преобразования, вы привлекали специалистов со стороны, может быть, в режиме консультаций? С кем-то сотрудничали?

— Сейчас я привлекла компанию NBS, Чиненову Наталью, для создания углубленной маркетинговой стратегии.

— Вы считаете, что проделанная работа нужна? Она позволяет проходить какие-то этапы легче?

— Да, конечно, потому что я же не могу быть и маркетологом, и пиарщиком, одновременно еще кем-то. Это невозможно, этому специально учат.

— Когда начинали преобразования, вы полагались на интуицию, чувствовали, что ниша свободна?

— Нет, это были тщательные маркетинговые исследования.

— А что подтолкнуло пойти на радикальные изменения?

— Тут мне подсказал директор по развитию, но в точку попали. Важна была стратегия. А это было непросто.

— Вы сейчас уже пошли в свободное плавание? Или еще опираетесь на помощь дружественной компании госпожи Чиненовой?

— Нет, у нас чисто коммерческие отношения, то есть я прошу написать, например, маркетинговую стратегию по таким-то характеристикам, она пишется, работа сдается. Дальше мы работаем самостоятельно.

— Вы планируете еще обращаться к Наталье Чиненовой? Видите необходимость?

— Планируем, потому что у нас же еще и сеть была своя магазинов «Колибри», то есть был и ритейл.

— И что вы с ней сделали?

— Закрыла в августе 2013. Она была в старом формате, не в том, в котором мне надо на сегодняшний день.

— Будете открывать новые магазины?

— Да, и тут, конечно, нам понадобится такой профессионал, как Наталья Борисовна.

— По-моему, мужественный был шаг?

— Да, наверное. Но, в принципе, я уже была к этому готова. Потому что по-старому мы уже не могли, знаете, как принцип демократического централизма. Низы не могли, верхи не хотели, и надо было принимать решение. Вот тут, конечно, большой респект и Наталье Чиненовой, и Наталье Хозиковой, всем тем новым людям, которые в принципе меня приостанавливают и упорядочивают.

Ритейл мы хотели запустить с октября 2013 года, у нас уже и места подобраны, но в следствие сложившейся нестабильной экономической ситуации и падения спроса, мы пока эту ситуацию придерживаем.

— То есть сейчас у вас только опт?

— Да, опт. У нас хорошая стратегия, я считаю, что она действительно состоится, уже в скором будущем. Считаю, что все будет, просто…

— Не сразу.

— Не сразу, да. А переломные моменты, они когда были не кровавые? Они всегда кровавые, к сожалению. Ну, заработаем.

— Не жалеете, что ушли из масс-маркета?

— На самом деле ниша масс-маркета доходная, финансовый результат там положительный. Но это настолько однообразно. К тому же в магазинах твою продукцию прячут, не выставляют, на твой товар дают большую наценку, а в рознице в открытую говорят: должен же наш товар продаваться, а ваш то вон как хорошо идет, и мы его убираем. Это путь в никуда.

— Ну что же, спасибо Вам большое, всяческих благ, успехов, чтобы радовали нас новыми коллекциями.

— Спасибо Вам.

Просмотров: 4062
«« Предыдущая Все статьи 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 »» 16 Следующая »»
© RIA Moda 2010-2017 Подписаться на RSS        О проекте / Контакты / Карта сайта / О сайте