Статьи
+7 965 357 95 50
info@riamoda.ru
Выставка-презетация Sport Casual Moscow сезона осень-зима 2021/22 пройдет 25-27 января 2021 года Рейтинг@Mail.ru

Сложно ли найти швей?

2020-10-27 09:57:59

Предприятия легпрома, как и вся отечественная промышленность, тяжело переживают кризис, связанный с пандемией. И даже если во время карантина многим удалось не только не закрыться, а в какой-то степени увеличить свой потенциал, изменения в структуре рынка, в поведении потребителей, в условиях набора персонала неизбежно затронули каждую компанию. Об этом шла речь на бизнес-практикуме «Построение и оптимизация швейных производств в современных условиях. Технологии, проектирование и кадровый вопрос», прошедшего в рамках деловой программы VIII Международной выставки тканей и текстильных материалов «Интерткань-2020.Осень». Мероприятие посетила корреспондент ИА «РИА Мода» Екатерина Барнаулова.

На вопросы о том, что делать в условиях изменившегося спроса, как перестроить предприятие, кого пригласить в команду или выбрать в партнеры рассказали спикеры: Андрей Чураев, генеральный директор «Росспорт», и Елена Залесская, директор HR Fashion агентства Modnoe Buro.

Андрей Чураев и Елена Залесская. Статья проиллюстрирована стоп-кадрами видеосъемки ИА «РИА Мода».

Андрей Чураев, говоря о сегодняшних условиях работы предприятий, отметил, что после того, как все более-менее пережили шок первых месяцев, отрасль сегодня все еще работает в сокращенном варианте, когда падают продажи, а существующие каналы продаж либо меняются, либо трансформируются, либо возникают новые. Доля трудовых расходов в легкой промышленности – самая большая. Если в металлургии это 3-5% от стоимости продукта, то у швейников это половина себестоимости. И руководитель, с одной стороны, должен или платить заработную плату, или сокращать людей, для чего он должен выплатить все компенсации, все отпуска, рассчитать и перерассчитать персонал. Либо задерживать зарплату, что сразу привлечет внимание правоохранительных служб. По мнению Андрея Чураева, очень многое зависит от региона и отношения к бизнесу его руководителей. Как бы то ни было, ряд шагов надо предпринимать. «Мы сократили все неэффективные производства: это Санкт-Петербург, это презентационный и достаточно дорогой офис в Москве, это одна площадка в Ивановской области. Мы договорились об отсрочке аренды за то здание, которое мы занимаем, а также о достаточно продолжительной отсрочке с банком по кредиту и с лизингом по оборудованию. В совокупности с другими мерами это помогло». Понятно, что предприятие не обошла история с масками, которые, конечно, шили, и это помогло ему оставаться на плаву.

Оценивая сегодняшние условия господдержки, Андрей Чураев посоветовал участникам изучить информацию на сайте Инновационного научно-производственного центра текстильной и легкой промышленности, хотя сам считает, что в плане мер мы явно отстаем и от стран Юго-Восточной Азии, и даже от Узбекистана. Однако у нашего производителя есть колоссальное преимущество – огромный внутренний рынок. «Если мы научимся работать на локальном рынке и научимся работать с нашим потребителем, то это, наверное, наш шанс. Что сейчас происходит? Рвутся все производственные цепочки, которые исторически сложились с Китаем, с Юго-Восточной Азией, с Вьетнамом. Уже невозможно ездить отбирать ткани, потом отбирать партию, потом принимать партию, то есть, ритейл сейчас во многом потерял каналы поставки продукции. И ритейлеры смотрят на местный рынок. Нужны локальные производства, но они должны быть гибкими, чтобы быстро производить продукцию».

Андрей Чураев также считает, что на рынке сейчас наиболее востребованы небольшие предприятия с полным циклом и достаточно гибкие с точки зрения технологии. «В Wildberries при сортировке раньше на первом месте была стоимость, а сейчас – срок доставки. Потому что человек не готов ждать месяц, он готов ждать в пределах трех дней. Что делает Wildberries? Создает технопарк в Иваново, где ставит производителей полотна, производителей трикотажа и достаточно гибкие швейные предприятия. Уменьшается средняя партия «цвет-размер», увеличивается средняя скорость производства, кастомизация». Сейчас есть много компаний, которые интегрируют в интернет-магазин конструктор, когда человек выбирает ткань, дизайн, надпись, размер, рисунок, и производителям нужно в течение 2-3 дней выдать ему заказ. Так как высокая потребность в одежде останется таковой на протяжении достаточно большого времени, то главная цель - найти технологии, которые позволят либо обойтись совсем без ручного труда, либо минимизировать этот труд. В качестве примера спикер привел чулочно-носочную промышленность, бесшовный трикотаж, где не сложно с минимальным привлечением человеческого труда сделать конечный продукт, потому что технология такова, что процесс можно автоматизировать практически полностью и при этом делать полную аналитику.

Бизнес-практикуме «Построение и оптимизация швейных производств в современных условиях. Технологии, проектирование и кадровый вопрос». Статья проиллюстрирована стоп-кадрами видеосъемки ИА «РИА Мода».

Это хороший подход, но пока применим не везде, причем витающий в воздухе вопрос - «Где взять швей?» - актуален не только для нашего рынка, но и для других стран. Андрей Чураев: «Весь мир сейчас стоит перед проблемой: ручного дешевого труда в мире нет. От слова «совсем». Если в самом начале 2000-х швея в Китае стоила 20 долларов, то сейчас это 600 – 1000 в зависимости от региона. Мы можем уже забыть о том, что где-то найдется дешевый труд, в какой-то деревне, где все жители будут шить дешево и ответственно». Спикер привел пример из собственной практики, когда на Мануфактуры Bosco, где было установлено новейшее оборудование, пригласили работать швей с фабрики «Калужанка». Первое, что сделали швеи, это отключили всю автоматизацию, второе – начали требовать пересмотра расценок, потому что «мы уже 20 лет так шьем, а вы все делаете неправильно, нечего нас учить». Тогда в Bosco набрали людей без опыта и обучили, в результате, «у нас стали получаться вещи, которые, условно говоря, никто не верил, что их можно производить в России». Более того, как отметил Андрей Чураев, помимо внутренней конкуренции существует еще межотраслевая конкуренция за рынок труда. Те люди, которые собирают смартфон, всегда будут получать больше, чем швея, потому что швейное предприятие не может по определению платить столько, сколько платит высокотехнологичное, где собирают электронику. «Когда мы в Калуге строили Мануфактуры Bosco, у нас за персонал шла конкуренция с конвейером «Фольксвагена». Да, мы между собой конкурируем, но мы конкурируем и с другими предприятиями, которые оттягивают рынок, например, «Магнит» или «Пятерочка», где рабочая нагрузка меньше». Но это происходит не всегда потому, что работник ищет, где проще. Не всем дано выполнять определенную работу. Андрей Чураев: «Мы должны понимать, что шить 8-12 часов – это тяжелый труд. И у нас есть специальные тесты, которые показывают, способен человек шить или нет. Это определенная моторика рук и определенная работа мозга. Это не то, что он плохой или у него нет мотивации, это физиологическая предрасположенность к определенному виду труда».

Как в таком случае делать выбор? Елена Залесская вполне обоснованно считает, что во главу угла надо ставить те цели и задачи, которые планируются к решению. Не каждый человек просто может подойти под поставленную задачу или вписаться в команду. Но при наборе персонала, и это касается не только швей, если отклика на объявление или размещенную вакансию нет, надо сначала понять, на каком этапе поиска персонала к вам не приходят люди. Если предложение предприятия не конкурентно на рынке вакансий, на такое объявление не отвечают. Тогда нужно сделать исследование рынка и понять, что предлагают другие. А если на объявление идет отклик, но персонал не доходит до собеседования, нужно проверить работу человека, который принимает и отсеивает специалистов. Кстати об отсеве. За время пандемии больше всего пострадали руководители, выпускники вузов и кандидаты без опыта работы. Как в плане сокращений, так и в плане шансов найти работу. Хотя касается это, как мы понимаем, не швей. Их сложно перевести на удаленку, а вот на тех, кого легко (это, как правило, административный персонал), можно и сэкономить. Что и делали, переводя на удаленку целые офисы, а также нанимая на должность в режиме онлайн специалиста из региона, которому можно платить зарплату поменьше. Новых работников, следуя европейскому тренду, сейчас предпочитают нанимать не в штат, а по контракту на год – два под определенный проект. А тем, кто остался, предлагают совмещать обязанности или немного перепрофилироваться. Например, директор по продажам сейчас скорее будет выполнять обязанности директора по маркетингу. А пиарщику уже недостаточно вести переговоры с ведущими СМИ, теперь акцент переместился в Интернет – мессенджеры, соцсети, видеоканалы. В результате во время пандемии меньше всего пострадали направления: линейный персонал, производство, продвижение и маркетинг и IT. Что касается профиля предприятия, в агентства по трудоустройству с запросами на персонал чаще обращались производства со специализацией «спецодежда», «форма», «униформа», «военная форма» и «детская одежда». Если на фоне пандемии вам пришло решение все-таки открыть швейный бизнес, то Елена Залесская советует начать с экспериментального цеха: «Как правило, прежде всего, к нам обращаются по поводу поиска технолога и двух экспериментальных портных. Наибольший спрос – на портных и швей экспериментального цеха спецодежды и с опытом индивидуального отшива»

Андрей Чураев и Елена Залесская. Статья проиллюстрирована стоп-кадрами видеосъемки ИА «РИА Мода»..

Чем может привлечь сотрудника работодатель? По мнению Андрея Чураева, самой серьезной мотивацией является то, что работодатель платит белую зарплату и делает это стабильно. В своей работе он часто сталкивался с тем, что многие работники становились заложниками своих предприятий, так как не могли уйти, пока работодатель не выплатит им долг по зарплате. «Если люди будут точно знать, что такого-то числа они будут получать заработную плату, даже если она чуть меньше, чем на соседнем предприятии, что задержек не будет, то они к вам пойдут, потому что у них есть кредиты, ипотека, дети, финансовые обязательства… Мы уже подумали о том, чтобы сделать официальный отложенный и накапливающийся бонус, который бы удерживал людей у нас. Проработал год – получи, не проработал, остаешься без него». При этом даже такие важные вещи, как комфорт в работе отходят на второй план. Хотя многие предприятия стараются привлечь сотрудников бесплатным проездом до места работы, общежитием вблизи от предприятия (для работающих вахтовым методом или посменно), очень хорошими условиями на рабочем месте, бесплатными питанием, фитнесом, корпоративными мероприятиями и, что важно, ДМС (добровольное медицинское страхование - прим. ред.). Елена Залесская указала еще на одну форму мотивации: если раньше был оклад, план+KPI, то сейчас многие перешли на личный план, который работодатель устанавливает сотрудникам индивидуально. Также влияет на мотивацию и возможность для швей работать не 5 дней в неделю, а по графику графики 2/2 или даже вахтовым методом.

Выгодно ли размещать предприятие в регионах? Андрей Чураев считает, что это зависит от нескольких факторов. Если у вас работают 15-20 человек, то вы вполне можете позволить себе производство в Московской области. Если вам нужно 50, 100 и более человек, есть смысл обратить внимание на близлежащие регионы. Обязательно нужна хорошая дорожная сеть, чтобы обеспечить и логистику (доставку), и проезд персонала. Да, при больших швейных коллективах уходить в регионы выгодно. Там все дешевле. В этой связи сейчас у крупных предприятий наметилась тенденция отдавать заказы на аутсорсинг, что при хорошем контроле становится тоже достаточно выгодно и эффективно. Возможности есть, а как ими воспользоваться, готовы подсказать профессионалы. Оба спикера однозначно опровергли заявление о том, что на предприятиях существует какая-то коммерческая тайна, которой никто не хочет делиться. Елена Залесская: «Многие предприятия, когда ставят новое оборудование, проводят обучение персонала, повышение квалификации. Если у вас этого нет, позвоните поставщику оборудования, и он с удовольствием сделает вам презентацию. И пригласит к себе на предприятие, где оно работает». Андрей Чураев: «Если есть желание, приезжайте к нам, покажем, так как никакой технологической коммерческой тайны не существует в принципе. Производственная кооперация – это то, что нас может вытащить в условиях, когда ритейл обратился к внутреннему рынку».

Статья проиллюстрирована стоп-кадрами видеосъемки ИА «РИА Мода».

«« Предыдущая Все статьи 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 »» 20 Следующая »»
55-я федеральная оптовая ярмарка товаров и оборудования текстильной и легкой промышленности «Текстильлегпром» пройдет в Москве с 16-19 февраля 2021 года
© RIA Moda 2010-2020 Подписаться на RSS        О проекте / Контакты / Карта сайта / О сайте