Продолжается прием заявок на участие в бесплатной акселерационной программе поддержки и развития российских инновационных проектов в области легкой промышленности
Статьи
+7 965 357 95 50
info@riamoda.ru
XVII Сессия оптовой торговли обувью и кожгалантереей Shoesstar–Урал пройдет 6-8 марта 2021 года в Екатеринбурге 15-ая Международная специализированная выставка товаров для детей состоится 20-22 апреля 2021 года в Крокус Экспо

Константин Клюка, «Русский лен»: Возрождение российского льноводства движется в правильном направлении

2021-01-29 08:10:50

О мерах господдержки льноводства в России, создании в Смоленской области первого за 30 лет льнозавода и планах предприятия РИА МОДА рассказал Константин Клюка, основатель и владелец инвестиционной компании Kontinuum Group, которая реализует проект «Русский лён».

– Расскажите, как появилась идея запустить такой завод?

Идея проекта «Русский лён» зародилась несколько лет назад, но решающим фактором стало то, что президент России Владимир Путин выделил лён как приоритетную культуру для нашей страны и особо подчеркнул необходимость развития льноводства, назвав лён «фишкой» и гордостью России. С этого всё и началось.

Проект «Русский лён» стартовал в 2018 году на территории индустриального парка «Сафоново» в Смоленской области. В 2020 году, впервые за 30 лет, мы построили новый современный льноперерабатывающий комплекс. Отечественные заводы по первичной обработке льна в России есть, а вот по котонизации, подобных тому, что построен в индустриальном парке Сафоново, нет. «Русский лён» — это крупнейший производитель льна в России.

– Чем именно вы занимаетесь? Что выпускаете?

Льноперерабатывающий комплекс включает в себя цех производства длинного и короткого волокна и цех котонизации. В первом цехе из льняной тресты производится длинное волокно. Для этого из нее удаляется одеревеневшая часть стебля (костра), причем само волокно почти не подвергается повреждениям. Оборудование для первичной переработки льнотресты представлено как российскими производителями - Завод им. Королёва, так и зарубежными - Dehondt (Франция), Cretes (Бельгия).

В цехе котонизации волокно проходит механическую обработку, благодаря чему оно становится по характеристикам схоже с хлопковым волокном. Процесс включает удаление костры, укорачивание и расщепление. Для выполнения этих операций установлено швейцарское и немецкое оборудование Rieter и Temafa. В России нет аналогов оборудования для котонизации, которое установлено на заводе «Русский Лен». Оно отличается хорошей производительностью, высокой степенью очистки от сорных примесей и качеством, позволяющим получить волокно нужной длины для изготовления пряжи и ткани.

Мы используем опыт крупнейших европейских производителей, таких как Франция и Бельгия. Эти страны являются мировыми лидерами по производству льна. Наши специалисты консультируются с зарубежными коллегами, посещают предприятия аналогичного профиля, перенимают инновационный опыт для создания современного льнопроизводства. Наша цель — выпускать отечественную продукцию, не уступающую зарубежным аналогам. А это возможно только при соблюдении международных стандартов на всех технологических этапах.

Мощности комплекса позволяют перерабатывать 11 тыс. тонн льнотресты в год и производить 1 100 тонн длинного волокна, 2 600 тонн котонина, а также 2 500 тонн костробрикетов для отопления.

– С какими сложностями вы столкнулись в процессе строительства завода, оказывалась ли вам господдержка?

Нынешнее положение российской льняной отрасли в целом можно сравнить с тем, в котором 12-15 лет назад был мясной бизнес. В то время работали старые мясоперерабатывающие комбинаты, почти не было свино- и птицеводческих предприятий, а страна импортировала «ножки Буша». С тех пор мы, по сути, с нуля заново создали мясную отрасль. Аналогичная ситуация сегодня в льняном комплексе: если во всем мире он развивается, то в России производство по всем переделам падает.

К примеру, в России практически не производится техника для выращивания льна. Безусловно, высокая стоимость импортной техники и ее обслуживания не способствуют повышению рентабельности возделывания льна. Однако пока другой альтернативы у нас нет. Но здесь важно учитывать, что государство предоставляет меры поддержки предприятиям льняной отрасли.

Так, с 2018 года возмещается 25% прямых понесенных затрат при строительстве льноперерабатывающих предприятий, предоставляются льготные кредиты, оказывается несвязанная поддержка из расчета 10 тыс. руб. на гектар посевной площади льна-долгунца. Кроме того, с 2017 года предоставляются субсидии на поддержку элитного семеноводства в рамках единой субсидии, а с 2019-го — субсидии на сельхозтехнику и оборудование для льнопроизводителей.

Все это укрепляет осознание значимости льноводства у всех участников отрасли, и придает уверенности в том, что возрождение российского льноводства движется в правильном направлении.

Тем не менее, для укрепления позиций отечественных переработчиков льна и производителей льняной продукции в долгосрочной перспективе, необходимо расширение мер поддержки, увеличение финансирования, а также дальнейшее продление комплексной программы поддержки производства изделий из льна, рассчитанной на период до 2025 года.

– Как повлияла на ввод в строй завода пандемия?

Пандемия на несколько месяцев «сдвинула» сроки ввода завода в эксплуатацию. Шефмонтаж и пусконаладку импортного оборудования было необходимо осуществлять только с участием европейских специалистов, которые не могли приехать в Россию из-за карантинных мер. Как только границы открыли, мы в кратчайшие сроки завершили все работы, и в декабре 2020 года смогли дать старт полноценной работе всех цехов завода.

– Есть ли на вашем счету уже какие-то достижения?

В декабре 2020 года мы запустили производство, и уже за первые три недели нового года произвели более 15 тонн длинного льноволокна и более 25 тонн котонина. Продукция отгружается как российским потребителям, так и на экспорт в европейские страны.

Мы ориентируемся в первую очередь на рынки Юго-Восточной Азии – Китай, Индия, Индонезия. Но также это и европейские рынки – Латвия, Литва, Франция, Нидерланды, и конечно же Бельгия – крупнейший в мире торговый хаб по продаже льна. Турция – интересный рынок сбыта. И, безусловно, это внутренний рынок – наши предприятия легкой промышленности.

В 2021 году мы планируем реализовать российским текстильным предприятиям более 550 тонн длинного волокна, 310 тонн котонина и 3000 тонн костробрикетов для отопления. 150 тонн длинного волокна уйдет на экспорт в Китай и Прибалтику, а более 2700 тонн котонина отправится в Индию, Китай и другие страны как напрямую, так и через трейдеров.

Помимо производства основной продукции, рассматриваем проекты по продаже семян льна-долгунца, собранных в процессе переработки льнотресты, а также производство смесовой пряжи и смесовой ткани.

– А что с сырьевой базой? С кем вы работаете, как происходит выращивание сырья?

Одна из важных составляющих развития льняного производства - близость сырьевой базы. Смоленская область — исторически традиционный регион с оптимальными почвенно-климатическими условиями для выращивания льна-долгунца, где раньше находились более 25% посевных площадей России.

Сегодня собственный земельный банк «Русского Льна» в Смоленской области составляет 7 000 га. За 2 года мы ввели в севооборот более 4 500 га залежных земель, которые не обрабатывались более 20 лет. В ближайшие 2-3 года планируем увеличить земельный банк до 15 000 га.

В машинно-тракторном парке «Русского льна» более 150 единиц сельскохозяйственной техники российского, белорусского, французского и бельгийского производства. В перечень входят современные культиваторы, сеялки, комбайны, самоходные теребилки, оборачиватели, пресс-подборщики и прочее оборудование для ввода земель в севооборот, а также для проведения полного цикла операций по выращиванию сельскохозяйственных культур.

– Каковы ваши дальнейшие планы?

Сегодня основной прирост потребления сырья в текстильной промышленности, — если не считать хлопок, который у нас не растет — приходится на химическое волокно. Это субститут нефтехимической индустрии, а значит, мы замыкаемся в углеводородной экономике. Лён – единственное натуральное сырье для текстильной промышленности, которое растет в России. В отличие от хлопка, на выращивание льна требуются меньшие затраты воды и минимум удобрений, а при переработке используются все части растения, что гарантирует безотходное производство. Льняная ткань обладает уникальными потребительскими свойствами - хорошо впитывает влагу, не задерживает бактерии, обеспечивает вентиляцию. Кроме того, лён на 30% прочнее хлопка, и износостойкий.

В современном мире разумное потребление – это не просто тренд, а необходимая мера. И на лён здесь есть очень большой запрос со стороны индустрии sustainable fashion и огромный экспортный потенциал. Мы стремимся к тому, чтобы бренд «Российский лён» стал таким же узнаваемым во всём мире, как «Канадский кленовый сироп» или «Китайский шёлк».

Фотографии предоставлены компанией.

«« Предыдущая Все статьи 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 »» 20 Следующая »»
© RIA Moda 2010-2021 Подписаться на RSS        О проекте / Контакты / Карта сайта / О сайте