7-я Международная выставка тканей и текстильных материалов пройдет 3 - 6 сентября 2019 в  ЦВК «Экспоцентр», Павильон № 1
Анонсы
+7 965 357 95 50
info@riamoda.ru
Рейтинг@Mail.ru
Выставки Sport Casual Moscow и Kid&Junior Fashion пройдут 5-7 августа в Москве

Стенограмма парламентских слушаний «О мерах государственной поддержки (развития) легкой и текстильной промышленности в Российской Федерации» (II часть)

29.06.2010

II часть (Начало)

Стенограмма парламентских слушаний «О мерах государственной поддержки (развития) легкой и текстильной промышленности в Российской Федерации»

28 июня 2010 года в Государственной думе состоялись парламентские слушания «О мерах государственной поддержки (развития) легкой и текстильной промышленности в Российской Федерации».

ИА «РИА МОДА» публикует стенограмму парламентских слушаний «О мерах государственной поддержки (развития) легкой и текстильной промышленности  в Российской Федерации». Стенограмма предоставлена Комитетом экономической политики и предпринимательства Госдумы Российской Федерации.

И я поддерживаю также Московскую область, когда они говорят, что нужно поддерживать предприятия, которые могут стабильно стоять на рынке и которые стабильно выпускают высококонкурентную продукцию. Эти будут стоять и работать. Или новые предприятия, которые запускаются, которые вкладывают инвестиции, новые инвесторы, приходящие на рынок, и им тоже нужно оказывать поддержку именно в налоговой нагрузке и поддержке, тогда эти предприятия смогут работать и наша отрасль немножечко по–другому задумается и будет работать совершенно по–другому.

А потеря при переходе бюджета. Первый год будут потери в бюджете Российской Федерации. Давайте говорить откровенно, не скрывая, будут потери в бюджете. Но через год за счет того, что эти средства пойдут в модернизацию, за счет того, что больше рабочих мест будет, налогообложение увеличится за счет рабочих мест, бюджет эти потери восполнит и, соответственно, по–другому будет уже смотреть и на легкую промышленность. Вот это я хотела предложение сказать и записать его в резолюцию. Спасибо.

Председательствующий. Спасибо большое, Татьяна Алексеевна. Действительно великолепные цифры. Потому что есть люди, которые занимаются в первую очередь экономикой, не важно, какая форма собственность тех или иных предприятий. И вот ваши расчеты, которые были сделаны на примере республики, конечно, говорят. Я думаю, что подобные цифры, они и в целом во всей Российской Федерации. И мы обязательно возьмем на вооружение и, думаю, что в материалах, которые, как я сказал, будут сделаны чуть–чуть попозже, мы обязательно все эти вещи учтем.

Мы работаем дальше. И я бы хотел предоставить слово президенту Российского союза кожевников и обувщиков Мякуновой Нелли Николаевне.

Мякунова Н.Н. Добрый день, уважаемые коллеги!

Михаил Юрьевич, можно спросить? А кто у нас присутствует  из депутатского корпуса на сегодняшних слушаниях?

Председательствующий. Депутатского корпуса Госдумы?

Мякунова Н.Н. Да, да, да.

Председательствующий. Но еще была, на комитет пошла.

Мякунова Н.Н. Так и задумано было, да?

Председательствующий. Нет, смотрите, Нелли Николаевна. Чем уникальны парламентские слушания?

Идет прямая трансляция во все кабинеты Государственной Думы, и депутату нет необходимости сидеть здесь.

Мякунова Н.Н. То есть, они все видят и слышат.

Председательствующий. Абсолютно.

Мякунова Н.Н. Хорошо.

Уважаемые коллеги, извините, может, я нескромный и нетактичный, конечно, вопрос задала. Вообще, мне кажется, что здесь присутствуют люди, кто проблемы легкой промышленности знают не понаслышке, а большинство  из присутствующих сталкиваются с ними каждый день. И, наверное, мы помним очень хорошо времена старые и добрые, когда, вообще–то, легкая промышленность объединяла гораздо больше подотраслей, нежели то, что мы имеем на сегодняшний день.

Вот одна из подотраслей, которая осталась жива, живет, и я уверена, будет очень долго жить, это кожевенно–обувная отрасль.

Кроме вот этой должности, которую озвучили, я являюсь директором Ярославского кожевенного завода, на котором работаю всю свою сознательную жизнь с девичества, поэтому проблемы все очень хорошо знаю.

Что я хочу сказать? На сегодня кожевенные заводы и обувные фабрики, которые за все с 1990 года продолжали вести свою деятельность, они в хорошем смысле слова очень достойные фабрики. Потому что прошла практически на всех... Неправильно. Не на всех. У нас, наверное, семь–восемь фабрик в обуви и такое же количество в кожевенной отрасли, которые по объему выпуска дают где–то 75–80 процентов. И это предприятия, которые полностью модернизировались, оснащены новейшим оборудованием, которое выпускается в мире в данном направлении, и имеют планы на дальнейшее развитие.

Скажу больше. Когда мы говорим о кожевенно–обувной отрасли, то кожевенные заводы, которые сегодня выпускают свой продукт на рынок, они рассматривают ряд направлений. Это, в первую очередь, конечно, автомобильное направление. Потому что вы все свидетели: какое число автомобильных пока сборочных производств сдается на территории России.

С учетом того, что не так просто влезть в этот рынок ряд заводов прошли сертификацию по международным требованиям каждая из фирм. Допустим, "Фольксваген" требует свою международную сертификацию. Люди это делают. "Нисан" требует свою. Люди это делают.

Кроме этого, очень хорошо развивается мебельного направление.

Кроме этого, галантерейное направление.

И очень большими темпами растет производство детской обуви.

Что такое детская обувь? Детская обувь – это что–то вот такое. Да? И в ассортименте этой обуви находится пять–семь, до десяти артикулов кожи. И все это сегодня могут делать наши кожевенные и обувные предприятия.

Но цифры не радужные. Скажем, если мы возьмем 1990 год и посмотрим производство обуви – это 385 миллионов пар. Конец 2009 года – 58 миллионов пар. Но цифра, сразу скажу, немножко лукавая. Потому что точно так же, как и импортеры умеют ввозить нелегально обувь, к большому сожалению, и эту цифру тоже нужно умножить процентов на 30.

Производство кожи. 1990 год – 6,5 миллиарда дециметров, 2009 год – около 2 миллиардов дециметров.

И наше сырье. Нашим сырьем является шкуры крупного рогатого скота. В 90–х годах это где–то около 60 миллионов голов и на конец 2009 года – 20,6 миллиона голов. При этом по данным Минсельхоза произошло резкое перераспределение. В общем поголовье скота произошло резкое уменьшение мясного направления – это шкуры быков, шкуры "мальчиков". Для производства обуви... для производства высококачественной кожи наибольшую ценность для кожевников представляют шкуры быков.

И кроме этого, в общем объеме выпущенной кожи, по статистике не вошли, где–то 40 процентов продажи полуфабриката первой стадии, которые...

Председательствующий. Нелли Николаевна, одна минуточка осталась по регламенту.

Мякунова Н.Н. ...произведены на экспорт и не прошли статотчетность.

Самый первый вопрос: что нужно сделать, для того чтобы производство обуви росло в России?

Самый первый вопрос. Что нужно сделать, для того, чтобы производство обуви росло в России? Сохранить сырьевые ресурсы. Для этого на сегодня мы имеем таможенную пошлину, которая позволяет не вывозить сырье. Но при этом, Михаил Юрьевич, таможенная пошлина на вывоз полуфабриката первичной обработки по времени обработки это 48 часов, практически смешная пошлина. И хотелось бы видеть помощь в сохранении сырьевых ресурсов на российском рынке и быть уверенными в дальнейшем развитии наших производств. Спасибо.

Председательствующий. Спасибо большое, Нелли Николаевна.

Вот вы начали выступление, а сколько депутатов .... Вот видите, депутаты, слушая трансляцию, узнали хорошо про детскую обувь, что это такое, и шкуры .... Но в конце концов последнее то, что наша задача делать сырье здесь в России, мне кажется, это тот базис, о котором мы сегодня все вместе и говорим. В общем, сырья реально не хватает. Это не только в детской обуви, и в производстве то же самое рабочей обуви, если вы знаете. 

Другой вопрос, что, конечно, грустно становится, когда Россия потребляет в среднем где–то 440 миллионов пар обуви, а выпускаем мы, наверное, где–нибудь миллионов 120, да, 130. Даже и того не выпускаем. По пяти месяцам мы выпустили 44 тысячи. 43 миллиона точнее. Вот, примерно, если умножить на коэффициент 2 и 2, это получится. Хорошо.

Предоставляется слово президенту ОАО "Рослегпром" Кругликову Александру Александровичу. Единственное, очень попрошу выдерживать регламент, потому что мы уже...

Кругликов А.А. Добрый день, уважаемые коллеги!

Наша промышленность получила стратегию развития до 2020 года. Но чтобы ее выполнить, достичь тех результатов, которые предполагаются к 2020 году, то есть это 50 процентов рынка должно быть отечественной продукцией занято, знаете, случайно совпадает, что это как раз, приблизительно, тот объем, который у нас занимает контрабанда. То есть мы фактически должны вытеснить контрабанду и занять ее место.

Чтобы достичь этих высот, должны постараться не только наши предприниматели, директора предприятий, но и государственные структуры, создавая условия для развития. Я сегодня остановлюсь только на таможенно–тарифной политике в отношении легкой промышленности.

Таможенно–тарифная политика – это один из важнейших инструментов государства, который может оказать воздействие на отрасль, как в сторону ее развития, так и в сторону ее уничтожения. Таможенный тариф это налог, а налоги в государстве выполняют две функции: фискальную, то есть наполнение государственного бюджета, и регулирующую в сфере внешней торговли, влияя на объемы и структуру товаропотоков.

К сожалению, до настоящего времени, почему я говорю, до настоящего времени, чуть позже объясню, в России основной функцией таможенно–тарифной политики является фискальная. Около сорока процентов бюджета страны наполняется Федеральной таможенной службой.

Вторая функция таможенного тарифа регулирующая оказалась менее востребованной до настоящего времени до 2010 года. Казалось бы, вот оно совпадение интересов государства и легковиков. Поднимают пошлину и выполняют сразу две функции, наполняется казна и защищается рынок от импортного товара.

Специалисты Минэкономразвития хорошо знают теорию, которая учит, что чрезмерно высокие пошлины порождают контрабанду. Но, к сожалению, в нашем случае это совсем не так.

Как у нас обстоят дела с контрабандой товаров легкой промышленности вы знаете, но я все–таки еще раз напомню.

В 2006 году при слушании в правительстве вопросов легкой промышленности объем контрабанды на рынке товаров легкой промышленности оценивался в 70 процентов. В 2008–м при рассмотрении на президиуме Госсовета объем контрабанды товаров легкой промышленности оценивался в 50 процентов. Ну и мы уже сегодня видели, что на сегодняшний момент 43 процента. Казалось бы, результат налицо, сокращение идет. Но я бы хотел сказать, что за это время официальный импорт только увеличился более чем  в три раза. Значительно увеличилась и контрабанда. То есть 50 процентов в 2008 году это гораздо больше контрабанды, чем 70 в 2006–м. Но главное, что контрабанда в таких объемах это не результат высоких пошлин, а скорее всего это коррупция и слабое администрирование. И нужно сказать, что в последние годы администрирование значительно улучшилось, почему вот и появились цифры 50 и сейчас 143. То есть, в этом плане работа идет.

Принятие решения о вступлении России в ВТО тяжело отразилось на положении легковиков. Наша отрасль стала разменной монетой, особенно пострадали обувщики. Вместо защитных протекционистских пошлин с 2000 года ввозные пошлины на обувь снижались три раза. Объяснение чиновников Минэкономразвития – забота о покупателях, мол низкие пошлины это снижение контрабанды, то есть выход из тени импортеров, и насыщение рынка более дешевой обувью. На самом деле снижение пошлин не повлияло на снижение контрабанды,  некоторое ее уменьшение это результат администрирования. Ну и после каждого понижения пошлин не было замечено снижение на рынке розничных цен. То есть, мы видим, что одно на другое особенно не влияет.

Теперь наступила очередь швейников. В рамках Таможенного союза уже принято решение с подачи российских чиновников Минэкономразвития о снижении на 50 процентов ввозных таможенных пошлин и на одежду. Делается это под эгидой опять же защиты покупателя. А кто защитит 500 тысяч работающих в отрасли от такой заботы чиновников. В то же время нормальная политика протекционизма всегда положительно сказывается на развитии промышленности. Этому есть примеры и в современной истории России, только они, к сожалению, не в легкой промышленности.

Для развития отрасли нужен комплекс мер, в том числе и в таможенном регулировании. Протекционизм в легкой промышленности это временная мера отрасли, нужно встать на ноги, обновить свой технологический потенциал, да просто стать инвестиционно привлекательной.

Минэкономразвития подготовило основные направления таможенно–тарифной политики Российской Федерации на 2010–1012 год. Почему я говорил, что до этого было все немножко по–другому. Вы знаете, документ, под которым каждый из нас бы подписался. Значит, этот документ формировался с учетом Таможенного уже союза России, Белоруссии и Казахстана и предусматриваются два этапа: до конца 2010 года и 2011–й, 2012–й. Документ рассмотрен на правительстве и принят.

В этом документе предусмотрено, что до конца 2010 года ряд мер будет направлен на защиту производства через установление защитных пошлин, будут устанавливаться низкие пошлины на ввоз сырья и комплектующих и более высокие на готовую продукцию. Провозглашен принцип эскалации тарифа, ну, то есть... Основная задача стимулирования переноса производства на территорию России путем дифференциации ставок таможенных пошлин, то есть то, что, кстати, нужно нашей отрасли.

Интересы государства и отрасли на бумаге совпадают. Мы за такие принципы, но почему же все не так? Мы говорим, максимально поднять пошлины на готовые товары, одновременно полностью убрать на сырье, материалы, полуфабрикаты, химию, оборудование, ткани, не производимые в России, по тканям, например,  согласовать с союзами текстильными.

Сейчас как грибы растут в крупных городах "черкизоны", вещевые рынки по продаже контрабанды и контрафакта, а при разумном протекционизме в регионах исторически развитой легкой промышленности должны бы создаваться оптовые центры по торговле сырьем, фурнитурой, комплектующими для обеспечения производств, в том числе особенно производств малого бизнеса.

Нужно создавать условия, чтобы было выгодно производить, а не завозить готовые товары. Российский пример вот в автомобильной промышленности. Защита рынка, протекционизм и рынок обеспечен и импортными автомобилями, и появилось большое количество предприятий по сборке и производству автомобилей в России.

Нельзя сказать, что ничего не делается. С помощью союзов Минпромторга сняты ввозные пошлины практически со всех видов оборудования, многих видов химматериалов, сырья и в то же время снижаются пошлины в рамках Таможенного союза на обувь и швейные изделия. Даже в этом союзе легкая промышленность казалась изгоем.

Пример. Республика Белоруссия предлагает импортные пошлины на обувь на уровне российских пошлин 2005 года, там 15 процентов евро за пару, что совпадает в принципе с интересами российских обувщиков. А в итоге по предложению российских и казахских чиновников приняты более низкие пошлины, 10 процентов. Ну, про одежду я уже сказал. Вдвое уменьшены пошлины на швейные изделия. Мы впереди планеты всей.

В Китае, в мировом лидере по производству обуви, ввозная пошлина на обувь 25 процентов. Почему они это делают? Непонятно. В Евросоюзе для своих производителей защита установлена 16,4, а мы же опять 10 процентов.

Таким образом, сегодня государство в лице Минэкономразвития вопреки своей провозглашенной таможенно–тарифной политики защищает интересы не отечественного, а иностранного производителя, интересы импортера. Или это неизвестное нам политическое решение, или это чей–то частный интерес. Но и чтобы быть реально приземленными предлагается, ну, в целях сокращения контрабанды на рынке товаров легкой промышленности продолжить улучшение администрирования таможенными организациями. Все–таки работу эту мы видим, что она дает свой положительный результаты.

В целях защиты рынка от контрабанды и контрафакта продолжить работу межведомственной комиссии по борьбе с контрабандой и контрафактом более активно, все–таки там был обмен мнениями, обмен информацией, и обязательно уничтожение конфискованной контрабанды и контрафактной продукции, чтобы она не всплыла потом по демпинговым ценам на нашем же рынке.

Ну а для защиты отечественного производителя в легкой промышленности внести защитные протекционистские пошлины на готовые изделия легкой промышленности, а для начала в рамках Таможенного союза вернуться к ранее действующим российским пошлинам на импортную обувь и швейные товары. Спасибо за внимание.

Председательствующий.  Спасибо большое. Я предлагаю предоставить слово еще представителю регионов, Вологодская область, Маклахов Алексей Васильевич.

Маклахов А.В. В своем выступлении предыдущие коллеги отмечали о том, что легкая и текстильная промышленность располагает огромными ресурсами и возможностями и те проблемы, которые у нас сегодня возникли в легкой и текстильной промышленности, безусловно, возникают и по объективным и субъективным причинам.

Первое, что бы я хотел отметить. Значит, в своем выступлении Михаил Юрьевич отмечал, что реализуемый пилотный проект в Вологодской области в определенной степени уже обрел какие–то конкретные очертания и имеет четко выверенный план действий по его реализации. Значит, в этом отношении я хочу сказать, что здесь правительство Вологодской области вместе с управляющей компанией "Доминион", учитывая ту задачу, которая была поставлена в 2008 году 20 июня в Иваново на Госсовете по решению проблем, связанных с легкой промышленностью, мы разработали пилотный проект и пошли по трем направлениям. Первое – это, прежде всего, разработали документ основополагающий для того, чтобы его можно было обеспечить и реализовать, подключая ресурсы самого инвестора, значит. Второе – это то, что правительство области, губернатор лично патронировал это направление и действительно у нас, я уже сказал, выступая, неоднократно говорил о том, что за последнее время около миллиарда рублей вложено в развитие текстильной промышленности нашей области и в целом льнокомплекса. Поскольку пилотный проект является комплексным, затрагивает от поля, Иван Иванович, да, до прилавка, здесь по всей цепочке ведется работа.

Мы сегодня с вами знаем, что у нас техники нет, ни у аграрников, ни у льнозаводов, ни у льнокомбинатов, поэтому чтобы это дело сдвинуть, нужна техника. По этому пути пошли сегодня на "Вологодском текстиле", благодаря настойчивости вот советника губернатора Николая Валентиновича Алексова и управляющей компании "Доминион" и поддержки нашей, мы сегодня внедрили современное отделочное производство. Раньше везли продукцию в Турцию, Италию, да, Виктор  ... здесь присутствует, слева сидит, и они получали основную прибавочную стоимость от того, что мы делали, а мы крохи получали и вообще ничего не получали. Сегодня мы поставили машины и мы планируем вот при поддержке и Михаила Юрьевича, и Олега Вячеславовича провести такой семинар, пригласить коллег из других регионов и показать, что сделано за последние годы, за последние два года после Госсовета конкретно в Вологодской области на пример "Вологодского текстиля". Вот это позволило нам уже сегодня выпускать продукцию и буквально два дня назад открыли в центре города современный магазин. У нас сегодня около 15 представительств по России, около 100 дилерских центров для того, чтобы эту современную продукцию уже продвигать. Мы считаем, что вот это позволяет конкретные шаги, конкретные дела нам сдвигать эту проблему и решать ее успешно, на наш взгляд.

Что нам необходимо еще дополнительно и почему мы настойчиво обращаемся, вот благодарны Министерству промышленности и торговли, благодарны Фомину Борису Михайловичу за поддержку, и депутатам, кстати, то же самое за то, что нам необходимо сегодня ускоренное решение этой проблемы. Мы, я сказал, что вложили около миллиарда, но нам необходимо для того, чтобы полностью реализовать пилотный проект, нам надо около десяти миллиардов, это мы идем, ставим свою задачу, чтобы подключить, покажите, пожалуйста, у нас там два есть варианта, вот с учетом того, что если кризисные явления сегодня, мы немножко урезали свои аппетиты, и сегодня договорились с Россельхозбанком о том, чтобы, значит, профинансировать около шести миллиардов рублей, сжатую программу развития текстильного сектора, и в целом комплекса, пилотного проекта. Если идти по полному проекту, то у нас около, значит, 9,8 миллиарда рублей.

Значит, хочу сказать, что вот открыт магазин в центре города Вологды, сегодня проработаны все вопросы, связанные с тем, чтобы если по полному проекту нам удастся реализовать свою задачу, построить генерирующие мощности на текстиле, поэтому сразу позволит цену сбросить, и мы с вами прекрасно знаем, как бы мы не говорили про контрафакт, кстати, одну ремарку, я говорил, вот как–то уже выступая по закону о промышленной деятельности, о том, что мы вот с Аллой Викторовной, с Николаем Валентиновичем и правительством области проанализировали, у нас есть рынок автомобильной промышленности, об этом говорили, он практически легализован, там если поставки идут, то они открытые, если производят здесь "Форд", или там кто, значит, "Нисан", то это тоже открытые центры, они производят продукцию, и налоги поступают от продажи, а он примерно составляет около одного триллиона рублей.

А сколько рынок легкой текстильной промышленности? Сами цифры назвали, два, три примерно триллиона рублей. То есть мы потери несем громаднейшие.

Поэтому, значит, учитывая вот это состояние, мы хотели, чтобы действительно более активно продвигаться и оперативнее решать проблемы, связанные с модернизацией, от поля до прилавка, потому что сегодня мы закупаем современную технику бельгийскую, так, Иван Иванович, французскую, мы сегодня приобретаем вот те, значит, итальянское оборудование, которое установлено сегодня на "Ивановском текстиле", это позволит, к большому сожалению, конечно, было бы прекрасно, если бы машиностроительный комплекс нас смог с вами перекрыть и поставить. Не может. И мы с вами понимаем, что и завтра не сможет.

Поэтому учитывая эту ситуацию, мы просили бы сегодня на парламентских слушаниях о следующей поддержке.

Первое. Значит, отметить в проекте рекомендаций, что основным путем решения проблем отрасли должно быть, стать, реализация конкретных пилотных проектов, о чем говорил докладчик вот Михаил Юрьевич в своем выступлении, и здесь в выступлении коллегии, потому что разработаны конкретные предприятия при поддержке региональных и федеральных органов власти, которые предназначены, согласно стратегии развития промышленности Российской Федерации до 2020 года, решают наиболее масштабные по задачам вопросы модернизации текстильных и швейных производств, внедрение прогрессивных технологий, развитие межотраслевых и межтерриториальной кооперации, для реализации которых предусматривается привлечение инвестиционных институтов развития ресурсов, в том числе с участием Внешэкономбанка, я уже сказал, если полный проект у нас будет, и с участием Россельхозбанка, и для реализации затрат пилотного проекта.

Второе. Минфину Российской Федерации и Минэкономразвития ускорить рассмотрение механизмов поддержки пилотных проектов, мы об этом говорим уже два года. Разработать механизм поддержки, потому что там вот те бумаги, которые мы должны оформить, Алла Викторовна меня поддержит, допустим, для одного из банков, это, сколько там, 35 листов, да, мелким почерком, да. Понимаете, большое количество приходится вот такой работы надо выполнять.

Поэтому здесь бы, конечно, если бы ускорить разработку такого механизма, это нам позволило бы решить вот, значит, это самое, эти вопросы.

Кроме этого, в части субсидирования предприятиям фактически реализуемых пилотных проектов, включенных в стратегию развития легкой промышленности до ... года, затраты на энергоносители, я уже говорил, мы сейчас стремимся, даже отрабатываем вопрос по генерирующим мощностям для своего комбината, транспортные расходы, расходы на продвижение продукции.

Третье. В рамках общей стратегии и модернизации российской экономики на инновационной основе, а также соответствующее совершенствование законодательства, чтобы в одной из задач стратегии развития легкой промышленности четко была обозначена вот задача о том, что легкая промышленность является тоже одной из ключевых в части получения доходов для бюджета, я выше сказал.

Третье. Министерству Российской, Минпромторгу внести изменения в порядок субсидирования процентов по кредитам, направленных на пополнение оборотных средств и на техническое перевооружение, и модернизацию производств, и предусмотреть субсидирование на постоянной основе до 2020 года в рамках утвержденной Стратегии развития легкой промышленности до 2020 года, субсидирование процентных ставок по вышеуказанным кредитам в размере две третьих от ставки рефинансирования Центрального банка на весь период срока аккредитования, увеличив сроки аккредитования по направлению "пополнение оборотных средств" до трех лет, а по направлению на техническое перевооружение и модернизацию производства до десяти лет. В противном случае короткие эти сроки не позволяют ничего сделать.

Четвертое, учитывая, что с 2011 года намечается повышение налога во внебюджетные фонды в размере до 34 процентов, о чем уже говорили здесь, коллеги выступали, мы предлагаем рассмотреть вопрос о сохранении для российских текстильных предприятий участников пилотных проектов размеры налога 26 процентов, либо предусмотреть компенсацию повышения налога в размере 8 процентов за счет межбюджетных трансфертов федерального бюджета.

Далее. С целью снижения себестоимости продукции, предусмотреть установление льготных тарифов на энергоносители для российских текстильных предприятий, участников пилотных проектов путем роста тарифов на энергоносители ежегодно на величину, не превышающую индекс дефлятора на данный год.

Следующее. Минпромторгу совместно с Министерством финансов обеспечить пополнение и расширение списка импортного оборудования, не имеющего отечественного аналога на облагаемый период, на облагаемый НДС при ввозе на территорию России.

Уже здесь Михаил Юрьевич говорил о том, что поддержка такая по нашему предложению уже оказывается.

И еще. Минпромторгу совместно с РСПП, Фондом здоровья проработать вопрос и представить предложения по реализации мероприятий, направленных на расширение рынка сбыта иной продукции в России и поддержку таким образом российского товаропроизводителя путем популяризации полезных экологических свойств льна, которыми действительно он обладает и то сырье, которым располагает сегодня Россия. Хлопка у нас с вами нет. Я думаю, в ближайшее время не будет, Иван Иванович кивает головой, он подтверждает, поэтому мы должны сделать все, что сегодня произрастает на территории России и то, что мы можем загрузить из сельхозсектора и производства легкой текстильной промышленности, мы должны использовать.

Поэтому, уважаемые коллеги, я прошу вас поддержать те предложения, которые подготовлены сегодня правительством области вместе с управляющей компанией "Доминион" и еще раз хочу вас пригласить к нам в Вологодскую область, посмотреть, как идет конкретно реализация. Я думаю, что Михаил Юрьевич и Олег Вячеславович, вы нам поможете в проведении вместе с депутатами такого мероприятия.

Спасибо.

Председательствующий. Спасибо. Оптимистично очень. Я думаю, что, наверное, одно из ближайших заседаний мы будем делать именно в Вологодской области, здесь недалеко как раз, можно доехать.

Татьяна Ивановна, слово профсоюзам. Председатель Российского профсоюза работников текстильной легкой промышленности Соснина Татьяна Ивановна, пожалуйста. Только достаточно оперативно.

Соснина Т.И. Уважаемый Владимир Александрович, уважаемые коллеги, я хотела бы продолжить ту тему, которую начал Александр Александрович Круглик, но с точки зрения социальных последствий таможенно–тарифной политики.

Я приведу пару примеров. Вот снижение таможенных пошлин на обувь в 2005 году привело не только к падению объемов производства, но и практически к снижению инвестиций в обувной отрасли, к уничтожению малого бизнеса в обувной промышленности и к снижению численности работников на 35 тысяч человек. Это один пример.

Сейчас предполагается, вернее, с 1 июля вводятся новые ввозные таможенные пошлины на одежду готовую. Как Александр Александрович уже сказал, на 50 процентов снижаются таможенные пошлины. По нашим подсчетам это лишит рабочих мест 130 тысяч работников швейной отрасли нашей легкой промышленности.

Вот, мне кажется, экономические службы, экономическое ведомство наше Минэкономразвития совершенно не анализирует социальные последствия принимаемых решений. Этого делать совершенно невозможно. И мне думается, что таможенно–тарифная политика должна быть сферой деятельности, подконтрольной Государственной Думе. Нельзя давать на откуп это только Правительству Российской Федерации.

И еще хотела бы сказать о том, что в угоду вступления России в ВТО, нельзя ставить под угрозу существование целой легкой промышленности.

Я поддерживаю предложения, которые были высказаны о том, что необходимо поднять ввозные таможенные пошлины на готовую одежду и обувь, снизить до нулевых значений ввозные пошлины на сырье, недостающее в Российской Федерации.

По вопросам контрабанды. Конспективно, как просил Владимир Александрович. По разным оценкам госбюджет теряет от контрабанды от 500 миллиардов до одного триллиона рублей в год,    что сопоставимо с доходами бюджета от добычи нефти и газа. Мы говорим, что наш бюджет питает нефть и газ, российский бюджет. Так надо избавить от контрабанды и получить сопоставимую сумму в доходной части нашего бюджета.

Вот еще один пример. Всемирная Торговая организация проанализировала данные китайских предприятий о поставках одежды в Россию в 2007 году. Это 6,6 миллиарда долларов. По данным Таможенной службы ввезено к нам 0,53 миллиона долларов. Разница – 6,07 миллиарда долларов. Вот все это контрабанда. И это только по одежде.

Опять же, негативные социальные последствия от этого. Каждый стандартный контейнер с китайской одеждой, стоимостью 14 миллионов рублей, проходивший мимо таможни, лишает годовой зарплаты 15 швей. Только за два последних года легкая промышленность потеряла 100 тысяч человек. Это 25 процентов нашей общей численности текстильной и легкой промышленности.

С одной стороны, это, конечно, угроза занятости работников. Но, с другой стороны, это нереализованные возможности нашей российской экономики. Если посчитать весь объем нелегальной продукции, находящейся на внутреннем рынке, то для его производства можно было бы задействовать 950 тысяч рабочих легальных в нашей Российской Федерации. Это наш трудовой ресурс, который не использует государство, правительство и, к сожалению, наша легкая промышленность.

Что нужно сделать для борьбы с контрабандой? Вот Михаил Юрьевич говорил, что работает межведомственная комиссия. Конечно, она работает, она приняла решение об уничтожении контрабандной и контрафактной продукции. Но решение это еще не реализация этого решения. До сих пор не хватает необходимых нормативных документов, которые бы заставляли уничтожать контрабандную и контрафактную продукцию. Таких документов недостаточно. Это и внесение изменений в Налоговый кодекс и в Уголовный кодекс. И вот с этой точки зрения я просила бы помощи, конечно, депутатов Государственной Думы.

Кроме того, необходимо определить порядок взаимодействия ФТС и Росимущества по вопросам, связанным с передачей нелегальной этой контрабандной и контрафактной продукции. Потому что в результате все–таки вбрасывается конфискат так называемый на наш внутренний рынок, который продается буквально по демпинговым ценам. Вот я живу в Измайлово, у нас еженедельно торгуют этим конфискатом в нескольких местах в Измайлово. По демпинговым ценам. Поэтому мне кажется, что надо принять вот эти решения, во–первых. И, конечно, подкрепить законодательной основой.

Кроме того, всем известно, что китайская экономика занимает по объемам ВВП третье место в мире, ее сейчас никак нельзя отнести к разряду экономически развивающихся стран. Но в то же время Россия предоставляет китайской стороне преференции во внешней торговле. Вот мы считаем это совершенно неправильным и несправедливым. Практически китайцы завоевали весь мир по объемам торговли одеждой, обувью, а мы, Россия, предоставляем им преференции в этой области. Надо это отменить, конечно.

Но отрицательные последствия сказываются не только в росте незанятости работников отрасли, но и в уровне оплаты. Легкая промышленность, конечно, далеко не легкая и по интенсивности труда сопоставима с трудом шахтера и металлурга, а оплата труда в 3,5–4 раза меньше. В чем причина? Причина, конечно, и в наличии на внутреннем рынке контрабанды, контрафакта, опять те же причины. Но и в том, что рост цен на энергоносители сказывается на то, что это тормозит рост заработной платы. Опять пример.

За последние 10 лет удельный вес затратных энергоносителей в себестоимости продукции в текстильной промышленности, подчеркиваю, возрос с 0,5–8 процента в 1990 году до 15–20 процентов в 2009 году. А доля оплаты труда в себестоимости снизилась с 25 процентов до 10–15 процентов.

Мне думается, что в рамках федерального бюджета на 2011 год следовало бы проработать вопрос субсидирования произведенных затрат на потребленную энергию и природный газ на производственные нужды аналогично предприятиям художественных промыслов. И я бы просила депутатов выйти с такой законодательной инициативой. Это позволило бы повысить ценовую конкурентоспособность нашей продукции на внутреннем рынке, заработную плату работникам, а также закрепить квалифицированные рабочие кадры, потому что за такую заработную плату молодежь не идет работать на предприятия текстильной и легкой промышленности. Спасибо.

Председательствующий. Спасибо большое, Татьяна Ивановна.

Со многим согласны, единственно мы тут по цифрам немножко, я думаю, цифры иные. По мнению китайцев завозится где–то на 9–11 миллиардов, а по нашим данным где–то на пять, на пять с половиной.

Соснина Т.И. Я только одежду взяла.

Председательствующий. Наверное. То есть дельту вы определили правильно, но базисно она немножко по–другому рассчитывается.

Из числа тех, кто заранее записался на выступление, президент Российского союза производителей одежды – Беляева Светлана Алексеевна. Только я очень прошу достаточно оперативно. Спасибо.

Беляева С.А. Поскольку все просят тезисно, а по остаточному принципу у нас как раз кадровый вопрос, но я тезисно хочу изложить позицию общественных организаций союза, которые есть в этом вопросе.

Во–первых, состояние отрасли по подготовке кадров, профессиональных кадров, практически уничтожена система подготовки первоначального профессионального образования. Имеются в виду училища, технические. Поэтому бремя подготовки рабочих кадров практически всех специальностей легко на промышленные предприятия и это дополнительные затраты производства.

Дальше. Идет реформирование среднего профессионального образования и высшего профессионального образования в связи с двухуровневым, теперь базовым образованием, где идут: первый уровень – бакалавриат, а там магистры.

 Следующее. Система науки, которые тоже у нас являются научно–педагогическими кадрами, находится в порядке перехода на новые формы собственности. То есть они акционируются, становятся частными. То есть, по сути дела, система как таковая разрушена. Но не все так печально, будем так говорить.

Михаил Юрьевич говорил, что в соответствии с концепцией модернизации российского образования есть федеральная целевая программа. Но мы очень хорошо должны понимать, что она сама тоже находится в процессе постоянного реформирования, потому что она была принята в 2005 году и ежегодно постановлениями правительства она модернизируется, добавляется и прибавляется. То есть последнее постановление это от мая этого года. Практически идет набор опыта в этой области, в области подготовки кадров.

Анализ показывает, что, по сути дела, несмотря на то, что и в регионах, и есть федеральная у нас целевая программа, и в Минпромторге есть ведомственная целевая программа подготовки кадров для высокотехнологичных подотраслей, это имеется в виду автомобилестроение, двигателестроение, электроника и так далее, объединения усилий всех субъектов Федерации, федеральной исполнительной власти и предпринимателей на том уровне, который уже получает этого готового специалиста, по сути дела, практически нет.

И вот эта слабая концентрация приводит к тому, что в стране есть хороший положительный опыт, но а мы его активно не используем. Что имеется в виду?

Есть программы подготовки кадров для инновационных направлений развития промышленности в Москве, в Санкт–Петербурге, в Республике Татарстан. Есть опыт первый создания образовательного кластера, который предполагает непрерывные профессиональные образования от профильных классов школы до колледжей, переход их в высшую школу, а затем уже по заказу предприятий и стандартов, которые отработаны с участием предпринимателей, уже на конкретные предприятия. Тоже такое есть, но он тоже есть в отдельных регионах, в ряде регионов, в которых... моногорода или большая доля предприятий легкой промышленности. Есть программы, которые завязаны на то, чтобы обеспечить занятость при неполной рабочей неделе, при ликвидации предприятий и так далее.

Поэтому, исходя из этого, складываются первые такие предложения: прежде всего, инновации невозможно внедрять без кадров, которые не обладают этими знаниями. Поэтому нам кажется, что в стратегию развития отрасли до 2020 года надо вносить серьезные дополнения в плане, вот делать подпрограмму по подготовке кадров для легкой промышленности, имея в виду, объединить все усилия, которые могут быть и все кадры научно–педагогические, образовательные учреждения и предпринимателей, которые могут в этом плане создать серьезный блок. И это первое.

Второе. Нам кажется, что необходимо уже предложить Правительству России рассмотреть возможность, вообще, подготовки межотраслевой программы, кадры для инновационной России. Потому что такой программы, по сути дела, нет. Из всех предложений, которые высказывали представители бизнес–сообщества, в Торгово–промышленной палате при рассмотрении вопроса по поддержке малого бизнеса, на различных активах предприятий вырисовывается еще следующие предложения, которые мы хотели бы, чтобы все–таки были услышаны депутатами Государственной Думы. Прежде всего, мы считаем, что целесообразно разработать и принять специальный закон о промышленных и научно–производственных кластерах, который бы регулировал правоотношения между субъектами кластеров, включая меры налогового, имущественного, финансового стимулирования создания кластеров, которые должны быть направлены на инновационное развитие предприятий регионов и образования. Буквально две минуты.

И следующие вопросы касаются, конечно, возможности рассмотрения вычетов из налогооблагаемой базы тех затрат, которые предприятия несут и организации, учреждения несут на подготовку кадров. Коротко. Все.

Председательствующий. Спасибо большое. Наверное, по кадрам у нас здесь присутствует Сергей Дмитриевич Николаев, ректор Московского государственного текстильного университета. Наверное, сегодня утром отрыл Интернет и там такая статья, 2/3 или ¾ выпускников Московского военного училища получают свободный диплом. То есть фактически в течение двух или трех недель они идут не в Министерство обороны, нет заказа, а просто идут на вольные хлеба. А вот интересно, я просто знаю, что на прошлой неделе у вас был выпускной, несколько сот выпускников, вот как обстоят дела, буквально вот тезисно сказать. Интересно...

Николаев С.Д. Спасибо за предоставленное слово. Но буквально да, тезисно несколько слов я скажу. Я так думаю, что, наверное, сегодня все же университеты надо воспринимать не только, как места, где готовят кадры для промышленности, но я думаю, что и места, где наука. Вот есть, наверное, неоспоримые факты, скажем, общественного признания – государственная премия, премия Правительства России. Вот если мы возьмем за пять последних лет, то у нас всего присуждается 30 премий правительства в области науки и техники, шесть премий для молодых ученых. Там возраст до 33 лет. Восемь работ наших – текстильной и легкой промышленности получили эти премии и три молодых. Представляете, восемь из 180, это четыре процента. 3 из 36, это практически 8,5 процента. Значит, наука есть. Только две работы получили из отраслевых институтов, это Лабук Владимир Григорьевич, руководитель присутствует и в свое время, Разумеец из ЦВНИИ шерсти, все остальные из вуза. Поэтому, наверное, сегодня все же современный университет надо рассматривать не только как место для подготовки кадров, но и как науку. Проблем сегодня, конечно, в системе высшего образования существует много, но мне представлялось, было бы правильно и это было бы никаким не нарушением вхождения России в Болонский процесс, все же оставить вузы, разрешить им готовить не только бакалавров и магистров, но и инженеров. Понимаете, все же текстильное производство очень сложно.  

Если мы говорим об оборудовании суперсовременном, западном, то там, конечно, может быть, достаточно 3–4 года для подготовки специалиста, но, скажем, я не думаю, чтобы мы в ближайшие 5 лет так переоснастились, что все оборудование наших предприятий было супер–супер современным.

За рубежом нет понятия "ремонт", потому что там современная текстильная машина – это (будем говорить), как стиральная машина. Ну, что–то испортилось, вызвал, отремонтировал. У нас немножко все сложнее.

Поэтому мне представлялось, было бы правильным, если наряду с бакалаврами готовили и продолжали готовить инженера. Вы знаете, что со следующего года вузам запрещено принимать на подготовку специалистов, и мы будем готовить только бакалавров, ну, небольшую часть магистров.

Я думаю, сегодня не останавливались на еще одной важной проблеме, которую, я думаю, безусловно, надо записать, это система повышения квалификации, ее практически нет.

Если раньше она была, сегодня она отсутствует. А думаю, что она безусловно нужна, если тезисно. Наверное, вопросы, связанные с текстилем, наверное, сегодня еще трудно будет какой–то период времени соперничать с Китаем. Но есть та область, которую, наверное, вряд ли мы с вами должны забывать, это технический текстиль, это  обороноспособность страны.

Есть ряд изделий, который нам никто не продаст. Сейчас к нам Роскосмос обратился сделать им трехосные ткани. Это ткани, которые идут... обычные ткани 90 градусов, ..уток, а это под углом 60 градусов.

При таком расходе сырья стойкость к раздиранию, прочностные показатели увеличиваются в 4–5 раз, но производят эти машины американская фирма ..., она нам не продаст это оборудование. Потому что это обороноспособность страны. Поэтому вопрос технического текстиля, я думаю, мы не должны забывать, иначе мы по многим–многим областям уйдем куда–то далеко вдаль для могучей великой страны, но это нельзя.

И последний момент маленький. Все же я думаю, очень уверен, что не было  бы той социальной напряженностью на Северном Кавказе, если бы там не была уничтожена в той степени, в какой она уничтожена не до конца текстильная и легкая промышленность.

Потому что беседуешь с выпускниками, но они говорят, что работать–то негде, 100 долларов платят за то, что там лишить жизни  человека, но человек должен работать, большие семьи. И мне кажется, что...

Недавно я был в Камышине. Вообще, конечно, Камышинский комбинат, два футбольных поля – ткацкий цех, конечно, это проблема.  А город, он градостроительный, да, текстильный комбинат, я думаю, об этом мы, конечно, не должны забывать, особенно в тех регионах, в которых такие большие комбинаты.

И последнее. Мне представляется для нашей великой страны сейчас много разговоров идет о том, что надо сосредоточить подготовку в каком–то отдельном регионе, я не знаю, там в Иваново, в Костроме, еще где–то, но мне представляется это невозможно. Я думаю, что для нашей страны все же подготовка кадров должна вестись в ряде вузов. Спасибо, если тезисно, кратко.

Председательствующий.   Сергей Дмитриевич, большое спасибо.

Уважаемые коллеги, мы работаем ровно два часа и я знаю, что поступают записки, но предлагаю наши выступления на этом потихонечку прекращать.

Как мне кажется, основное мы обсудили, основное мы сказали. Какие–то есть возможности нам пообсуждать и кулуарно по завершению. В целом, подводя итог...

                 .  Можно будет предложение сделать?

Председательствующий.  Если тезисно и  очень кратко – то пожалуйста.

                 .  Не тезисно, а даже две минуты. Я считаю, что в развитии текстильной и легкой промышленности должны участвовать все предприятия. Смотрите, что получается? Есть у нас кластеры, есть у нас...

Кстати, город Орел, Генеральный директор...., вице–президент Российского Союза предпринимателей.

Я что хотел сказать коротко и ясно. Не обладая дипломатичностью Нелли Николаевны, я хочу сказать, нужен закон, который объединяет сегодня все предложения, которые здесь высказаны.

Борис Михайлович сегодня зачитывал, там все касается и сырьевой базы и угробленной химической промышленности. Ведь работал  и Клин, и Волжский, и все остальные заводы работали. Сейчас никто не работает.

Сейчас говорят о Волгоградской области, конечно, хорошо, приятно, что там развивается льняная промышленность, не надо было Костроме. Я знаю, что в Костроме выращивают лен, два урожая в год дает, который дает батик.

Поэтому я считаю, что не надо делить всех на сирых, убогих и таких  особенных, а сделать закон, который объединял бы всех.

Приведу пример: в Орловской области с 1998 года по 2004–й действовал закон "О поддержке предприятия легкой промышленности и текстильного производства". За эти семь лет я успел фабрику перевооружить с нуля до 30 процентов. Сегодня инвестиционная программа в год составляет 110 миллионов на фабрике. Вот такими темпами мы сумели разобраться на уровне непосредственно области, где всего 4 процента освобождения налога на прибыль было, налог на имущество, и тогда существовал закон ее по дорогам. Поэтому если посмотреть и довести все до ума, то, что здесь говорилось, даже еще прибавить к тому отмену полностью налога на прибыль и НДС с того оборудования, с той продукции, которая выпускается на новом оборудовании, которое мы не делаем в России, и она привезена нам по импорту сюда, то есть мы получили, я думаю, дело пойдет.

Я почему этот вопрос поднимаю и очень серьезно поднимаю? Потому что в ближайшее время принято решение в сентябре, Дворкович сказал, что где–то до конца года, мы должны вступить с вами в ВТО. И то, что мы с вами здесь придумали, то, что мы с вами освободили, то, что мы ввели таможенные пошлины, в этом законе, вернее вступление в ВТО, найдет совершенно другой ракурс. Там многие вещи должны отсутствовать, потому что это будет именно рыночная экономика. И субсидирование своего производства там уже не приемлемо, там будут совершенно другие законы действовать. А мы с вами еще не успели технически перевооружиться.

Поэтому, Владимир Александрович, вот вы говорите, что там 2 (я уже забыл) миллиарда ввезено импортной продукции, у нас контрафактной продукции сегодня 700 миллиардов. А из 2 триллионов, которые вы сегодня упоминали и говорили, выпуск оборота легкой промышленности, всего 20 процентов выпускают отечественные предприятия – 400 миллиардов. 400 и 700 контрафакта. Вот на это строятся дворцы и все остальное. С этим надо не только бороться. Вот мы с Борисом Михайловичем были в 2006 году у Фрадкова, тогда я выступал там и говорил, чем надо заниматься, ну свои предложения давал, и сегодня, добивая вопрос, Борис Михайлович, опять же настаиваю на этом, надо продумать закон, чтобы не было кого–то и чего–то, инее четыре кластера и пять областей занимались, а у нас 87 областей, и там есть и легкая промышленность, там люди, которые хотят работать, инициативные люди, которые не могут попасть в эту систему, должны развиваться. А что это такое: он не может ни кредит взять, ничего. Поэтому я думаю, Владимир Александрович, вам надо над этим серьезно подумать. А наши предложения обобщить, я думаю, что из этого результат будет.

Спасибо большое.

Председательствующий. Спасибо большое. (Аплодисменты).

И как я обещал, вам пара минут.

Скудняков В.А. Министерство промышленности и инноваций Нижегородской области, Скудняков Владимир Александрович.

Я коротко очень двух тем коснусь. Первая. Меры региональной поддержки в Нижегородской области. Наша программа развития легкой промышленности в области, она была одной из самых первых, и мы считаем, она была первой в России, действует с 2002 года. Мы субсидировали процентную ставку Центробанка за счет средств бюджета – 50 процентов, последние два года – две трети, а с 1 июля 2010 года – 100 процентов ставки ЦБ мы будем компенсировать за счет средств бюджета.

18 предприятий в прошлом году получили компенсацию в сумме 19,4 миллиона рублей. Практически каждое предприятие, имеющее эффективный план, бизнес–план и положительные финансовые результаты, кредит такой может получить.

И второй момент. Я бы хотел обратить очень серьезное внимание на проблему, которая возникла для многих предприятий Российской Федерации и многих регионов в связи с отменой конкурных торгов для нужд МВД. В феврале состоялись конкурсные торги, по нашим данным 60 предприятий стали победителями этого конкурса на сумму 2,5 миллиарда рублей. И шесть предприятий Нижегородской области на сумму 176,6 миллионов рублей тоже стали победителями конкурса. Были оформлены контракты с этими предприятиями, многим проплачены авансовые платежи, предприятия стали поставлять продукцию. И вдруг, после того, как ряд предприятий, которые были сняты с торгов по таким формальным признакам, но называется причина, там в заявке требование должны были написать – поставка, новые изделия 2010 года. Кто–то просто написал "новые изделия", 2010 года не поставил. Сняты были с торгов. Подали жалобу в Рособоронзаказ, Рособоронзаказ оформил предписание – торги отменить. И 21 апреля и 7 мая направлены письма предприятиям, контракты расторгнуты, вернуть авансы, вернуть продукцию, уже поставленную, на склады. И причем если через месяц продукция не будет возвращена, то пойдут уже начисления складских расходов.

Потери страшные для предприятия. У нас суммы контрактов от 11 до 52 миллионов рублей по нашим предприятиям. Причем еще под эти проблемы попали предприятия, которые прямых контрактов не имеют, а по субконтрактам работают. До 70 процентов заказ выполнен. Это понятно, что возвращать авансы, замороженные оборотные средства, проблемы по выплате заработной платы.

Сейчас идут арбитражные суды. Одно из официальных писем, ответ МВД в Нижегородскую область, решение правомочно и похоже, что возврата нет. Ситуация крайне сложная. И в принципе нам вообще нужно достигнуть атмосферы недопустимости подобных мер. Ведь раньше тоже предприятия снимали с конкурсов в связи с формальными признаками. Но это нонсенс, 60 регионов, 60 предприятий. Социальная напряженность серьезная и там есть информация, что дороги пытались перекрывать и так далее.

Председательствующий. Владимир Александрович, я думаю, что если вы подготовите на наш комитет, на наш экспертный совет, который возглавляет Андрей Валентинович, и мы готовы подключиться к решению этого вопроса, потому что здесь такие вещи нужно...

              . Вообще этот вопрос рассмотреть надо, поставка для всех силовых структур. Почему мы берем все импортное, начиная с брезента?

              . Извините. Разрешите две минуты буквально. Федеральная служба по оборонному заказу. Буквально две минуты.

Председательствующий. Пожалуйста.

              . Во–первых, вашу ситуацию я прокомментирую после заседания или тем людям, которым интересно. Это частный случай.

На что я хотел обратить внимание. На сегодняшний день уже два года как произошла подмена понятий "производитель" и "поставщик".  Федеральная служба по оборонному заказу неоднократно выходила с инициативами законодательными о том, чтобы вернуть ту норму, которая была.

И на сегодняшний день поставка для обороны и безопасности, государственный оборонный заказ надо рассматривать как инвестиционную составляющую, как проект поддержки легкой промышленности. Это можно сделать только тогда, когда будет сформирован реестр поставщиков, а мы с вами хотим его сделать реестром производителей продукции, и тогда можно будет вводить дополнительные требования, тогда можно будет вводить определенные ограничения. Но критерии вхождения в этот реестр, вот здесь я хочу ваше внимание заострить, должны не государственные заказчики вырабатывать, а совместная комиссия. Критерии вступления в этот реестр должны четкие и понятные быть, потому что легкой промышленности, могу вам сказать, ситуация выглядит очень хорошо.

Почему? Потому что у вас есть производители. Там нет посредников, там нет жуликов. Они существуют, но существуют сейчас. Если будет реестр поставщиков, этого не будет. В частности то, что вы говорили по МВД.

Ситуация катастрофическая на самом деле. Я не знаю, кто с вами разговаривал, это говорит о том, что у вас такая правовая неграмотность, которая просто страшит. Почему? Потому что контракт на сегодняшний день может быть расторгнут только в двух случаях. Первое, обоюдное согласие. Второе, суд. Ничего больше не существует. Кто–то вас втравил массово все предприятия в такую просто юридическую мясорубку, что вы из нее не выберетесь никогда.

Больше того, я разговаривал с Борисом Михайловичем и с Татьяной Ивановной, предупреждал, когда выходили на нас предприятия я предупреждал о том, что ничего хорошего... Ведь смотрите, что получилось.

Федеральная служба по оборонному заказу вынесла предписание. Кому выписала? МВД. МВД, они подали на нас в суд, как положено. 5 мая мы должны этот вопрос были закрыть. Но МВД отозвало свой иск. Вам сказало, что подавайте на Рособоронзаказ, я еще тогда пошутил, а что тогда не на Ленина подавать, он же советскую власть придумал?

Вы бьете по, не берете то, что вам принадлежит – контракты. Если бы вы все подали на МВД судебные иски, для того, чтобы вернуть вам потери, которые вы понесли, на расторжение контракта, МВД бы посчитали свои затраты, подало бы встречный иск на Рособоронзаказ и все бы это решилось мирно в суде.

На сегодняшний день вы будете судиться до ноября, дай Бог, до декабря, вы ничего не выиграете, но в это время МВД за вашей спиной размещает заказ Минобороны на совместных торгах. Все.

Учите те законы, которые существуют на сегодняшний день. И Федеральная служба по оборонному заказу как раз и стоит на соблюдении норм и правил, которые есть сегодня. Понимаете, в чем дело? Поэтому можно остаться, и я вам  подробно это расскажу.

Спасибо.

Председательствующий.  Спасибо.

Уважаемые коллеги, давайте подводить черту.

___________. Про реестр...  Хотелось бы, чтобы это вошло.

Председательствующий.  Хорошо.

Давайте подводить некую уже черту. Коллеги, уже даже последняя дискуссия говорит о том, что то, что мы собираемся в таком составе, это очень важно. И я очень надеюсь, что и на площадке Государственной Думы, и на площадке Комитета по экономической политике и предпринимательству в том или ином формате мы обязательно должны встречаться. Отрасль важная, отрасль нужная.  Отрасль в целом для экономики страны, как мы заметили, очень перспективная и может быть той точкой роста, тем фундаментом, для того чтобы действительно модернизация была не на словах, а на деле.

Я бы хотел вас всех поблагодарить и отдельно поблагодарить Министерство промышленности и торговли Республики Татарстан, наших ростовских коллег, которые дали нам также большое количество предложений. И повторю, действительно записали мы все предложения, идет стенограмма, и в течение ближайших пяти – 10 дней мы подготовим все материалы.

Много разумных идей – идей, связанных с инвентаризацией.  Здесь много говорят, а, вы знаете, на сегодняшний день разместить на нашем предприятии заказ почти невозможно, все мощности загружены. Считаю, что когда мы говорим про Китай, мы не учитываем то, что сегодня китайские предприятия не просто загружены, а перегружены. Если раньше китайцы брались за все что угодно со сроком выполнения – месяц, максимум полтора, сегодня это три–четыре месяца (смотрите логистику), потому что есть понятие "отложенный спрос". Они с большей радостью работают все–таки с Европой и с США. И на сегодняшний день для нас, для отечественной отрасли, это некий шанс. Понятно, что совместными усилиями и власти, и бизнеса, и экспертного сообщества мы должны этот шанс использовать.

 Поэтому хотел бы вас всех поблагодарить. И у нас есть возможность по окончании кулуарно пообщаться, пообсуждать вот такие вопросы. И я знаю, есть много других вопросов. Большое вам спасибо.

___________. Спасибо.

Просмотров: 1237
«« Предыдущий Все анонсы 1 «« 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 Следующий »»
© RIA Moda 2010-2019 Подписаться на RSS        О проекте / Контакты / Карта сайта / О сайте